Варкрафт: Расколотый мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Герои Азерота » Astranzel Silverwhirl


Astranzel Silverwhirl

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

АСТРАНЗЕЛЬ СЕРЕБРЯНЫЙ ВИХРЬ

~10 000 лет, ночной эльф; чемпион иллидари.
ВНЕШНОСТЬ:
высокий эльф с лиловой кожей, длинными волосами цвета серебра и развитой мускулатурой, отсутствуют глаза и наличествуют татуировки, внешне похож на демона

http://sd.uploads.ru/6qTd0.png


Биография


Астранзель стал, как и многие другие, дитём Первой Войны с Легионом. Он, как и многие другие, лишился своей семьи - отца, матери, двух сестёр. Он был относительно юн, когда Легион вторгся в Азерот, разоряя земли калдорай. Был он и влюблён в одну из стражниц храма, которой боялся признаться в своих чувствах, но которую тоже погубили демоны. Лишь удача и, возможно, воля Элуны спасла Астранзеля от гибели в те ужасные времена.
Всю молодость его считали удачливым эльфом. Он был волшебником, довольно амбициозным и патриотичным к своей стране. Доказав перед капитанами Лунной Стражи своё неоспоримое мастерство в магии, его приняли как новобранца в ряды защитников калдорай. Он был достаточно молод, горяч и активен, желал немедля броситься в бой и сделать что-нибудь героическое, что прославит имя его и его семьи. Супруги и детей у него не было, хотя он был влюблён в одну из защитниц храма Элуны, с которой в раннем детстве проводил много времени, но никак не мог решиться признаться ей в этом, да и не верил, что она ему мягко улыбнётся и ответит взаимностью.
После не столь долгой службы в рядах Лунной Стражи, катастрофа пришла в земли калдорай. Легион начал своё вторжение, проходя по домам ночных эльфов и сжигая их дотла, а выживших убивая самыми жестокими и кровавыми способами. Вдали от своего дома, до Астранзеля дошли ужасные вести о том, что демоны уничтожают его родные края. В тот момент сердце юного ночного эльфа едва не остановилось, потому как названная разорённая жилая область была именно той, где проживала его семья. Напросившись в отряды бойцов, чтобы попытаться зачистить уничтоженные территории от демонов, он прибыл в родной дом, чьи разрушенные стены и крыша уже тлели после долгих объятий пламени. Истерзанные и сожженные трупы родителей он нашёл в одной из полуразрушенных комнат. Его разум навсегда запечатлел картину, где сгоревшие тела родителей лежали на полу, сжимая друг друга в крепких любовных объятиях. Ярости молодого ночного эльфа не было предела. Масла в огонь подлило то, что храм Элуны, где проводила дни и ночи его возлюбленная, тоже был разрушен. В тот момент Астранзель понял, что потерял всё, чем дорожил. Но горела в нём неистовым пламенем жажда мести, которая часто застилала глаза юному эльфу, и он нередко оказывался на краю гибели от рук демонов. Он был готов умереть в желании отомстить. Но каждый раз горячую голову Лунного Стража остужали командиры, приводя его в чувство крепкими кулаками и строгими приказами.
Он до конца не верил в причастности к этому прекрасной королевы Азшары, в служении которой видел свой последний смысл жизни. Не верил до тех пор, пока молодой друид Малфурион не доказал обратное. Тогда Астранзель понял, откуда идёт причина всех бед. Молодой эльф, с разбитым сердцем и мстительной душой, поклялся сделать всё возможное, чтобы родная страна выстояла перед натиском врага, пока Малфурион и ко делали свои тайные дела, чтобы подобраться ближе к Азшаре и её приближённым.
Астранзель лил кровь демонов и свою собственную, но план молодого друида удался. Легион был повержен, Азерот расколот, Азшара-предательница и её приближённые высокорожденные исчезли, а тайная магия была внезапно для эльфа объявлена запрещённой. Иллидана нарекли предателем, судили и отправили в тюрьму за, как казалось Лунному Стражу, вполне рациональные поступки. Астранзель не принимал этого, ибо был согласен с Иллиданом - магия была важнейшим инструментом, который позволял стране калдорай стоять и возвышаться над всем миром. Но что мог молодой эльф сделать против воли целого народа и суда? Против новой власти?..
Лунная Стража была распущена, многие из воинов-магов отправились постигать друидизм и стали учениками Малфуриона, которого Астранзель тихо ненавидел за принятые им в итоге решения, в корне изменившие жизнь ночных эльфов. Но Астранзель не был в рядах тех, кто пошёл добровольцем к друиду. Он дал нерушимую клятву, что с тайной магией покончит и никогда не прибегнет к ней, хотя внутри него долгое время горело желание нарушить эту клятву, ибо, как известно, магия - как наркотик, и жизнь без неё становится подобна мучениям. Потеряв во время войны всё, что ему было дорого, он повесил руки, продолжая своё существование лишь пассивно, зарабатывая на хлеб грязной работой и рутиной, которая не доставляла ему никакого удовольствия. Второе пришествие Легиона он встретил с равнодушием, ибо горечь настолько засела в его сердце, что судьба ночных эльфов стала ему безразлична, как и своя собственная.
Новая надежда появилась для него тогда, когда слова о побеге Иллидана в Запределье дошли до его ушей. Он вновь вспомнил всю те лишения и боль, которые принесли ему демоны десять тысяч лет назад, и воодушевился, поставив перед собой новую цель. Он вспомнил, что был воином, который сражался за свои ценности. И сейчас он мог лишь попытаться последовать за тем, кто делал то же самое и оставил себе тот же запал. Он мог пойти за тем, кто выстроит прямой мост к мести.
Немногие ночные эльфы бежали к Предателю, но даже те, кто преодолел выжженные земли Запределья и не был поглощён ими, совсем не ожидали того, что уготовила им судьба. Астранзель был напуган тем, что происходило в Чёрном Храме, где владыка Иллидан проводил свои тёмные ритуалы над эльфами-добровольцами. Не стоит врать, говоря, что Астранзель не боялся своего будущего, и что не думал он о том, как бы сбежать в панике. Ужасы Чёрного Храма любого, кто ещё в своём уме, заставят дрожать в страхе. Но что-то внутри останавливало его даже попытаться сдать назад. Жизнь в Чёрном Храме была сродни ночным кошмарам, где вокруг обитали толпы сумасшедших эльфов, готовых в безумии и кровожадности накинуться в любой момент, и это не говоря о кровавых эльфах извращенцах. Среди остальных новобранцев его стали называть кратко «Астра». Лишь чудом он и сам смог сохранить рассудок, когда прошёл свой ритуал посвящения, испробовав плоти и крови настоящего демона. Каждую ночь он видел то, что сотворял Легион с другими мирами. Каждую ночь он видел вновь картины прошлого, когда он нашёл своих родителей мёртвыми. Каждую ночь он переживал всё заново, что разъедало и губило его изнутри. Чтобы больше не видеть этого ужаса никогда, он вырезал себе глаза, где позже зажглись яростные огоньки, которые стали новыми очами эльфа. Серебряный Вихрь нередко подумывал опустить руки, сдаться и умереть, поглотиться демоном, который каждый день нашёптывал ему соблазнительные речи в голове. Каждый день кто-то умирал, сходил с ума, и каждый день приходили новобранцы, совсем не понимающие, что их ждёт впереди - боль и мучения, которые должны стать их главным оружием против демонов.
Глядя на владыку Иллидана, Астранзель лишь мысленно удивлялся, как Предателю удавалось сохранять рассудок и мыслить так трезво. Владыка не показывал ничего, что позволило бы усомниться в его силе и власти. На фоне его, Астранзель чувствовал себя слабым, но именно это заставляло его двигаться дальше и совершенствоваться. Среди охотников на демонов, негласно, заводить друзей было нельзя. Каждый день кто-то умирал и этим «кто-то» мог оказаться друг и приятель. Да и действительно адекватных охотников было крайне мало, только некоторые были способны продолжать мыслить разумно, а другие лишь стали молчаливым и покорным инструментом в руках владыки. Ежедневные тренировки выматывали Астранзеля. Рунические клинки, напитанные магией скверны, жаждали крови не меньше, чем демон внутри охотника. Но каждый прожитый день лишь делал Астранзеля сильнее, и каждое утро можно было только удивляться, что он ещё способен дышать и что-то чувствовать.
Когда охотники стали готовы, владыка отправился вместе с ними в иной мир - Натрезу, принадлежавший демонам, где он показал себя умелым и верным бойцом. Первая такая вылазка закончилась успехом, хотя многие охотники бесславно погибли, и даже имена их никогда не вспомнят. Следующие вылазки были более скромны, нередко Серебряный Вихрь выбирался с другими иллидари из Чёрного Храма, чтобы уничтожать патрули демонов в Запределье. Охота стала для него страстью, поглощённые души убитых демонов были для него самым сладким мёдом, и хоть жажда испробовать снова плоти демона была велика, он отказывал себе в таком удовольствии, поскольку понимал, чем это может окончиться. Безумием. Потерей разума. Смертью. Каждый из охотников на демонов понимает, что он демон лишь наполовину, и обязан каждый день бороться со своим внутренним альтер эго, чтобы окончательно не стать безумным чудовищем. Искушение - это то, что охотник на демонов не способен побороть клинком.
Спустя долгое время кампании в Запределье, Астранзель многое уяснил, многому обучился, сумел не только улучшить свои навыки владения парными боевыми клинками и акробатики, но и использовать магию скверны как своё оружие. Речи владыки Иллидана воодушевляли его, вселяли надежду в осквернённое и разбитое сердце. Астранзель стал истинно верить, что Азерот сможет спасти только Предатель. Только он, не имея собственных глаз, видит истину, которую не способны видеть зрячие. Серебряный Вихрь склонялся перед волей владыки, вверяя в его руки свою жизнь.
Когда он и другие иллидари отправились на поиски Саргеритового ключа, охотники вернулись в момент поражения своего владыки. Наполняясь яростью и желанием отомстить за господина, иллидари бросились на Майев, но были повержены и заключены в магические тюрьмы, где провели очень много времени. Тогда у Астранзеля появился новый главный недруг - Песнь Теней.
Но заточение прекратилось, когда капитан Стражей рискнула освободить иллидари и позволить им защищать Азерот от нового вторжения Легиона. Он понимал, что их просто используют, и ожидать милости в конце не стоит. Серебряный Вихрь встал на сторону Альянса, поселившись на Молоте Скверны рядом с остальными освобождёнными иллидари. Пришло новое время, когда охотникам пора отправляться на охоту, вновь встав под сильную руку воскрешённого владыки Иллидана.


Характер и малоизвестные факты


Астранзель, помимо всех демонов, больше всего ненавидит трёх эльфов: Малфуриона - за его принятое решение посадить в тюрьму Иллидана; Тиранду - за её слишком миролюбивые взгляды, которые, по мнению Астранзеля, не делают её рационально мыслящим лидером; Майев - за убийство владыки Иллидана и долгое пленение. Пусть эта нелюбовь и сидит внутри него, однако он готов броситься в бой, чтобы защитить их от врага. Астранзель уяснил простую вещь: иллидари работают не за плату и не за «спасибо». Они работают, потому что должны это делать. Потому что никто другой не станет. Он привык, что их считают отвратительными полудемонами, и пускай никто не в состоянии понять, насколько большую пользу охотники на демонов несут в борьбе с Легионом; пускай никто не понимает, скольким они готовы пожертвовать (и пожертвовали) ради спасения Азерота - их родного дома, Серебряный Вихрь всё равно готов поднимать оружие против врага снова и снова, даже если ему будут совать палки в колёса и бросать в него камни осуждения и отвращения.
Астра до кончиков когтей предан владыке Иллидану и готов отдать жизнь лишь по одному его приказу. Как и Предатель, он понимает, что войну против Легиона можно победить только разрушением, хаосом, кровью и жертвами, но никак не милосердием и добротой. Помимо этих стремлений, Астранзелем движет и желание возмездия. Он мечтает покончить с Легионом, убить как можно больше демонов, чтобы насытить свою глубоко засевшую внутри жажду мести.
Как и у многих других иллидари, после «превращения» разум Астранзеля несколько пошатнулся и помутился. Сдерживать себя сложно, когда внутри бушует настоящий демон. Пусть Серебряный Вихрь окончательно не сошёл с ума, поддавшись влиянию Скверны, однако в нём появилось много различий между тем, кем он был до прихода в Чёрный Храм, и тем, в кого он превратился там. Он не ведает страха, чувство боли для него стало чем-то близким и родным. Ярости и ненависти в нём только прибавилось, как и садизма, он стал ещё более вспыльчивым. Но внутри он всё равно остаётся ночным эльфом, пусть эта его часть стала закрыта от остальных.
Астранзель не любит никого уговаривать. Если кто-то не готов отдать свою жизнь за жизнь многих других - то он сделает это сам, махнув рукой на труса. Он порицает нежелание сражаться за свои ценности, за Азерот в целом, и бегущих в страхе с поля боя способен даже убить, если есть такая доступная возможность. В других он ценит отвагу, жертвенность, смелось и уверенность. Астранзель будет уважать того, кто встанет смело авангардом войск против Пылающего Легиона. О привязанностях он старается не думать, поскольку любые чувства могут затуманить разум и отвлечь от главной задачи. Единственное чувство, которое он держит в себе с прежней силой, это чувство мести. В основном именно месть заставляет его руки и ноги двигаться, а клинки рубить врага.

Из важных предметов носит при себе только два изогнутых коротких меча с демоническими рунами, которые насыщают оружие магией скверны. Оба клинка носят название «Клыки Демона».


Хэдканоны


В целом, стараюсь придерживаться установленного и признанного канона. Хотя ни разу не буду врать, что многих вещей я попросту в каноне не знаю. Но даже то, что знаю, стараюсь соблюдать. К хэдканонам других людей отношусь нормально.


Информация об игроке


Могу писать посты раз в день или раз в два дня.  В целом, я достаточно активный игрок, могу даже позависать долго во флудах всяких. Но если что-то пойдёт не так и пропаду надолго - я постараюсь предупредить об этом администрацию и соигроков. В ролевой игре я предпочитаю больше драмы и эмоций, пафоса и эпичности. И сладкой вишенкой безумия сверху. А как, вы думали, живут иллидари? А только так и живут. Персонаж этот, в целом, очень похож на других иллидари, вряд ли на фоне остальных охотников он чем-то серьёзно выделяется - те же лишения, те же мучения, та же участь и судьба.
Связаться со мной вы можете через скайп ( wasp_6 ) или вк ( https://vk.com/macnan0 ). И там и там я бываю аж всегда, так что отвечу быстро.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Нависая прямо над ней, в непозволительной близости, нарушая её личное пространство, которое, впрочем, Крейна не заботило, доктор внимательно слушал её. Его глаза бегали по её лицу, хотя уши внимательно вслушивались в каждое слово. Когда та выдала информацию, Крейн не сдвинулся с места, но отвёл взгляд в сторону, чуть изогнув рассечённую маленьким шрамом левую бровь и сделав задумчивое лицо, тихо промычав. Он выпрямился, снял руки со спинки стула, скрестив их на груди и почёсывая безоружной рукой острый подбородок.
Крейн задумался об этом. Талия сказала что-то, но этого мало. Доктору необходимы детали, хотя о многом он уже смог догадаться. Конкретнее, о каких методах говорит девушка. Доктор слабо улыбнулся, спрятав свою улыбку за пальцами, которыми поглаживал в задумчивости подбородок. В самом деле, Пугало буквально влюбился в свои методы запугивания, манипуляции, убийств. Поражать страхом весь Город – это слаще любого мёда. И не может не оставлять улыбки на изувеченном лице Крейна.
Затишье длилось недолго. Всего десять или двадцать секунд, пока доктор пребывал в чертогах своей мыслительной обители. Вид девушки не давал доктору понять, говорит она правду или играет с ним. Но любопытство всё-таки взяло верх и Крейн решил подыграть своей пленнице, приняв её предложение. Он прошёл за спину девушки, аккуратно взял её за плечи, поигрывая и постукивая пальцами, на которых поблёскивали в тусклом свете лампочки острые иглы.
- Что он может знать о настоящем страхе? – Крейн начал достаточно вольно и дерзко, - Или он лишь хочет познать его? – он холодно и отчуждённо хохотнул, прикрыв на секунду бледные глаза, - Если твой хозяин желает скупить у меня партию токсина, то я могу помочь ему. Тебе повезло, что мы с тобой оказались в одно время и в одном месте. Прятаться я умею, ты права. Настоящий страх всегда кроется в неизведанных уголках нашего разума, - он склонился чуть ниже, говоря полушёпотом на ухо девушки, всё ещё стоя за её спиной, - Ты думаешь, я боюсь тебя? Верёвки, которыми сковали тебя сейчас, окажутся ничем перед крепкими цепями ужаса, который я могу пробудить внутри тебя. Лишь одна капля моего сладкого яда способна отправить тебя в страну кошмаров, - Крейн говорил протяжно, пока острая игла игриво проводила линию вдоль мягкой щеки девушки, - Но ты показала себя сильной, Талия. Ты заслужила право на жизнь. Пока что. Но будь осторожна в своих мыслях и поступках. Наши страхи всегда возвращаются, даже когда мы их считаем мёртвыми. Зло всегда возвращается.
В его последней фразе промелькнул явный намёк, содержащий прозрачную угрозу. Она могла бы убить Пугало, свернуть ему шею, зарезать его или выбрать иной, более оригинальный путь, ибо Крейн был беспомощен в рукопашном бою. Но сейчас Крейн дал Талии прозрачный намёк на то, что такой поступок не остался бы безнаказанным. Кровь оставляет серьёзные пятна, от которых трудно избавиться. А страхи всегда возвращаются вновь, рано или поздно.
Отпрянув назад, спустившись вниз, Джонатан недолго поковырялся в путах, связывающих руки девушки, затем с усилием дёрнул на себя за заветную нить и верёвка сразу же ослабла. Талия могла двигать руками, Пугало дал ей свободу. С сиплым хрипом он поднялся, убрав занятно руки за спину. Талия могла сама развязать свои ноги, Крейн прошёл мимо неё смело, даже искоса не поглядывая в неуверенности своего поступка. Он открыл скрипучую дверь и оставил её таковой. Даже не оборачиваясь, он сказал:
- Уверен, дышать здешним смрадом тебя утомило. Пройдём наверх, там мы сможем обговорить детали и назначить встречу, заодно вдохнёшь свежего воздуха, - в его речах проскользнула нотка заботы, хотя голос так и оставался холодным и безжизненным, словно мертвец из потустороннего мира говорил через тело смертного.
Джонатан поднялся по крутой лестнице с короткими ступеньками наверх, навстречу выходу. На улице уже стояла темень, а тучи-таки дали дождь, причём нехилый. Из открытых, а вернее разбитых, внешних окон и дверей тянуло осенним холодком и сыростью дождя, но вместе с ним и приятным запахом озона, который Крейн очень любил ещё с самого детства.  Как он и любил, в целом, дождь. Из сказок и ужастиков, что он читал в своём детстве, под дождём всегда разворачивалась интересная драма. Ужасная драма, которая всегда заканчивалась чьей-то смертью, даже смертью злодея. Но сегодня страшный злодей, повелитель ужаса и просто добрый доктор, не собирался умирать. Его дела в Готэме ещё не закончены. А если кто-то захочет умертвить его прямо сейчас, то отправится на тот свет следом. И там убийце от Крейна точно нигде не спрятаться. От страхов даже смерть не избавляет.
На столах, где сидели боевики и переговаривались друг с другом, стояли простые неоновые лампы голубого света. Бойцы сразу обратили внимание, когда их босс вернулся. Встав со стульев, они проводили Крейна вопросительными и ожидающими взглядами. Наёмники ждали следующих распоряжений, чтобы не сидеть без дела. Сейчас они были без противогазов на головах, поэтому черты наёмников можно было увидеть и изучить.
- Босс? – спросил один из них, но Крейн поднял руку в знаке «стоп» и заставил наёмника замолчать.
- Лампу, - строго приказал он, сделав манящий жест.
У Крейна в целом жестикуляция была скорее привычкой, нежели какой-то необходимой мерой. Он редко мог выражать свои настоящие эмоции, поскольку из-за воздействия токсина его уровень экзальтированности и психической возбуждаемости значительно уменьшился. Поэтому, чтобы собеседники понимали точно, чего он хочет от них, он применял различные демонстративные жесты.
Наёмник бросил Крейну небольшую светящуюся лампу, и тот поймал её в руки. В этот момент ветер раздулся сильнее, и полы плаща Крейна встрепенулись, а по спине пробежался будоражащий холодок, вызвавший мурашки. Джонатану это понравилось.
Он встал полубоком к Талии и кивнул ей в сторону выхода из здания. Помещение было похоже на некий амбар, только внутри переоборудованный, словно это место уже не один раз служило прибежищем для беглецов. Шум города не было слышно, лишь громкий звук льющегося дождя и тихие переговоры боевиков между собой.
Бойцы сели обратно на свои места, ещё раз бросив пару оценивающих взглядов ту красотку, что шла за ним. Крейн не посвятил их в свои планы и не собирался рассказывать, почему она сейчас идёт следом за ним, уже освобождённая. Это не их дело. На их руках была большая сумма денежных купюр, а это должно заставить их придержать языки и наслаждаться тем, что есть. В Готэме проблемы решаются только таким путём. Но дела ещё не окончены и никто их не отправляет домой отдыхать. Талия пришла предложить дело и навыки боевиков ещё могут пригодиться.
Встав прямо в большой амбарной арке, что буквально сантиметры разделяли его льющихся струй дождя, он заговорил. Из выхода, даже сквозь падающие капли воды, был виден вдали Готэм, сияющий ночными огнями. Лампу Крейн держал в руках, вглядываясь в даль.
- Итак, что ты предлагаешь? Мне отпустить тебя на волю и дожидаться звонка от твоего хозяина, чтобы назначить встречу?

Отредактировано Astranzel (2017-11-03 13:58:57)

+1

2

http://forumfiles.ru/files/0018/e4/3f/48133.png

Добро пожаловать в Азерот!

Заполните ваше личное звание и запостите его сообщением ниже.

Код:
<div><a href="СсылкаНаАнкету"><font color="#896a49" size="2" face="Underdog" weight="bold"><b>ЛЕТОПИСЬ</b></font></a><br><b>Имя персонажа</b>, возраст, краткая информация о персонаже</div>

0

3

Код:
<div><a href="http://warcraft.rolbb.ru/viewtopic.php?id=104#p2476"><font color="#896a49" size="2" face="Underdog" weight="bold"><b>ЛЕТОПИСЬ</b></font></a><br><b>Астранзель Серебряный Вихрь</b>, ~10 000 лет, чемпион иллидари</div>

0


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Герои Азерота » Astranzel Silverwhirl


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC