АЛЛАН ПЕРЕНОЛЬД

22 года, человек; де-юре – лорд и почти принц, де-факто - наемник.
ВНЕШНОСТЬ: Alain Delon

https://68.media.tumblr.com/11ec0056cf81279895ffe37b8703ca67/tumblr_nousjb1YNH1s42aj2o5_250.gif


Биография


Аллан Перенольд появился на свет в 606-м году согласно Королевскому календарю, в семье лорда Изидена Перенольда и его жены Мод, в Гилнеасе. Там его отец находится при дворе своего дальнего родственника короля Генна Седогрива, который поддерживает его притязания на земли Альтеракского королевства. То, что королевство лежит в руинах и занято Ордой, не слишком волнует Изидена, его кузена Алидена Перенольда, сына короля-изменника, штормградского короля Тораса и лорда Престора, который некогда разбавил эту слишком человеческую компанию своей драконьей мордой.

При гилнеасском дворе Аллан получает воспитание и образование, подобающее сыну лорда, в 610-м году у него появляется младшая сестра Джоан, война идет где-то далеко, в общем, все неплохо, пока угроза воргенского проклятия не становится слишком очевидной, повисая не только над окраинными деревнями, но и над столицей. Беспокойство среди жителей превращается в панику, поднимается восстание. В 620-м году Изиден эвакуирует жену и детей, но сам остается в Гилнеасе. В то день Аллан видит его последний раз.

Вместе с матерью и сестрой он благополучно добирается до Штормграда, где они и остаются жить. Изредка приходят письма от Изидена, который остался жив, но избежал ли он проклятия, Аллану неизвестно, а после связь и вовсе обрывается. Попытка разыскать его заканчивается увлекательным, но нихрена не запланированным плаванием с пиратами, выкупом на унизительным условиях и нулевым результатом изначальной задачи.

Несмотря на то, что Аллан получает по наследству титул лорда и права как минимум на один большой клочок земли, с которого не получишь дохода, Штормград – не Гилнеас, и здесь статус его семьи ниже, а финансовое положение хуже. Вскоре после возвращения из плена Аллан проникается идеями Альянса выкинуть Орду с континента к сильвановой матери, и даже пытается примазаться не то к Серебряной длани, не то к Алому ордену, но все идет, как обычно, по звезде, к знакомствам с заговорщиками против короны, культистами.

Потом и вовсе к вынужденному побегу все от тех же предельно светлых орденов за противоестественные связи с врагами Альянса. Вернее, поймали его всего с одной юной чернокнижницей какого-то мрачного культа, и занимались они в тот момент совсем не магией, но это уже другая история. На самом деле у Аллана вполне была возможность отмазаться, но верно служить Штормграду и местному королю, делая карьеру при дворе или в армии, у него остается не так много желания. К собственному сожалению или к счастью, на вольных хлебах и наемничьих отрядах он оказывается, когда уже наступает временное затишье после нескольких особенно кровавых войн.


Характер и малоизвестные факты


В детстве был образцовой феялочкой, то есть, воспитанным в лучших рыцарских традициях (где кодекс и прекрасные дамы, а не право первой ночи). Долг, честь, справедливость, впрочем, что именно должно делать в данной ситуации он предпочитал и тогда решать сам. Не настолько слепо амбициозен, как его отец: по мнению Аллана Изиден большую часть времени занимался дележом шкуры неубитого медведя, то есть, орка. До сих пор беспокоится за судьбу пропавшего в проклятом чумой, воргенами и другими непотребствами Гилнеасе отца, но, к счастью, для леди Перенольд, не добрался туда его разыскивать. В пятнадцать лет, правда, попытался. Успели поймать. С другой стороны, гордость за королевское происхождение ему в детстве так старательно вбивали в голову, что до сих пор не выбилась обратно. Энное время старался поступать, как лучше, но получалось как всегда – в какой-то момент ослабленный присмотр, тоска по дому, череда не самых приятных событий и юношеская тяга к приключениям на различные органы довели до окончательного побега, разрушения старых идеалов и ряда принципов. Привычка поступать опрометчиво, конечно, никуда не делась. Через несколько лет вольных скитаний (успел даже заглянуть в номинально родные земли Альтерака, по факту признает в качестве родины только Гилнеас) все же стал немного рассудительнее и опытнее. Циничен, но не лишен хорошо замаскированной тяги к героическому самопожертвованию во имя чего-нибудь ему дорогого. Целеустремленность у него часто заходит за ту черту, где начинается упрямство. Свободолюбив. Иногда случаются приступы ностальгии, желания таки записаться в ряды коронованных и/или совершить что-нибудь общественно полезное. Это лечится.

Как и положено мужчине его происхождения, был обучен грамоте (на всеобщем), счету, точным и гуманитарным наукам, стратегии и тактике, этикету. Многое из этого до сих пор помнит. Вполне прилично изъясняется на дворфийском, знает основные фразы на дренейском и идиоматические выражения областей, которые когда-либо посещал. Отлично ездит верхом на лошади, хорошо управляется с мечом, кинжалом и ножами, неплохо стреляет из лука, как пользоваться арбалетом и огнестрелом тоже знает. Умеет обеспечивать себя в быту, выживать в полевых условиях и обработать раны так, чтобы дожить до лекаря. Однажды пытался научиться магии, но быстро бросил это занятие.


Хэдканоны


В детстве был помолвлен с гилнеасской принцессой Тесс Седогрив. После смерти Лиама Седогрива и воргенизации Генна – в силу дальнего родства и принципа майората один из возможных претендентов на трон Гилнеаса.


Информация об игроке


ЛС, скорость отписи в среднем пост-два в неделю, зависит от обстоятельств.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Утро добрым не бывает. Даже если на часах уже половина второго – по мнению Зиба, вполне себе утро. Ведь еще не стемнело.
Впрочем, чтобы увидеть часы, нужно было разлепить глаза, что на практике оказалось не так просто. Зиб мог и прекратить попытки, но обычно ласкающее слух меццо-сопрано сегодня звучало расстроенным инструментом. Очень расстроенным и очень громким.
- Что у нас, пожар? – пробормотал он, утыкаясь носом в подушку. Шея чертовски затекла, но с другой стороны, в этот раз он хотя бы уснул на диване. – Нет? Тогда спим дальше.
Однако сон больше не шел. Постепенно возвращались воспоминания о минувшем вечере: не больше, чем обычно, музыки, но чуть больше табачного дыма, больше текилы и джина – а вот Митзи там не было.
Митзи, Мери Эллен, любое другое имя для надушенной красотки в вульгарном платье – в таком самый раз возвращаться под утро.
И, конечно, голосить у него над ухом. Превосходно. Именно этого не хватало Зибу для полной гармонии с миром, который сегодня заключался в улицах гребаного Чикаго.
Он все же сделал усилие, чтобы подняться и взглянуть на нее – от стрелки на чулке до растрепанной прически. И не на шутку испуганных глаз.
Так, это уже что-то интересное и наверняка до черта неприятное.
Митзи вот так пропадала часто – иногда возвращалась в хорошем настроении, едва не мурлыкая под нос, иногда приносила с собой в сумочке кучу проблем. Просто быть в оркестре для нее было мало – порой Зибу казалось, что смысл ее жизни, если он вообще у кого-то есть, заключается в поиске неприятностей. Разумеется, в Чикаго их упускать было бы святотатством.
Сквозь неплотно прикрытое окно в комнату проникали уличный шум и сквозняк. Назойливо гудела муха под потолком – один круг, второй, третий.
Зиб нашарил на стуле рядом свой пиджак, вытащил из кармана сигарету и спички. Квартирная хозяйка каждый раз истерично голосила, когда принюхивалась к запаху курения в комнатах, но что такое горстка табака в этом клоповнике? Ей лучше не знать, что еще обретается в карманах у Джека этажом ниже, когда у него есть деньги.
Сейчас их не было у всех. Как обычно.
- Я мог бы представить, что ты меня разбудила ради кофе в постель и утреннего поцелуя, но нет, - он вздохнул и затянулся сигаретой. – Что случилось?
«На этот раз», - хотел добавить Зиб, но сдержался. Чувствовал, случай продолжить эту фразу ему еще представится и очень скоро.

Отредактировано Allan Perenolde (2017-09-22 18:04:40)