ДЖЕЙМС ХАРРИНГТОН

37 лет, ворген, адмирал пиратской эскадры, правая рука главы Братства Справедливости.
ВНЕШНОСТЬ: Richard Armitage

https://68.media.tumblr.com/dbdcee3dd26704fd4d9c839cbc5ddcf4/tumblr_o9637xl45d1u7ou2yo7_r2_250.gif


Биография


Родился и вырос в Гилнеасе, ничем примечательным не отличался, в море впервые вышел лет в 12, постепенно учась то тому, то этому, и в плаваниях с каждым разом выторговывая себе все более крупную долю от прибыли. Как это часто бывает, в их деле хорошие деньги водились на глубине, подальше от закона: сначала Джеймс стал наниматься на контрабандные судна, потом так вышло, что попал на пиратское, еще какое-то время спустя вдруг обнаружил себя опытным и проспиртованным пиратом и делать с этим ничего не стал - так и пошло;

Завел семью в довольно раннем возрасте, и это было к лучшему - чем дальше, тем чаще и дольше он пропадал в плаваниях, и знать, что есть к кому возвращаться, было хорошо. К тому времени, как все закрутилось, у него была жена, двое детей и третий на подходе;

Когда все закрутилось, он был как раз дома, и оставаться там мог еще с неделю. Остался на дольше, но ничего об этом не помнит. После ударившего проклятия он вообще мало что помнил - последнее его хоть сколько-то осмысленное воспоминание того периода было о том, как он оглядывается и видит вокруг три до неузнавания обглоданных тела; потом его выворачивает наизнанку - а в блевоте белеют непереваренные еще крошечные пальчики пальчики его дочери. И дальше только темнота;

Снова в себя он пришел уже очень потом, одновременно с остальными, по кому ударило воргенское проклятие. Может, лучше бы и не приходил - он успел как раз к началу войны и видел, во что она превращает его родную землю. Потом и от земли осталось не так уж много - разрушенный выжженный край, самым ценным в котором теперь была только кровь, которую за нее проливали;

Спустя какое-то время он наткнулся на кого-то из своей старой команды. Они поискали еще, соскребли вместе тех из своих. кого смогли отыскать - и решили, что пора им отправляться в по-настоящему долгое плавание, потому что возвращаться больше некуда. Дела сразу пошли хорошо. У Джеймса появилось новое прозвище, новая должность, новые люди - новое все. Они пили, грабили, убивали - и ничего при этом не чувствовали, никогда не оглядывались назад. Раньше они знали меру, потому что после плаваний расходились по семьям, где лишние призраки за спиной никому были не нужны. Теперь меры не было, и потому очень скоро их стали искать. Искать хорошо и тщательно.

Забавно, но когда Джеймса заметили, его заметили просто так, за общие бесчинства в кабачке, где он оказался случайно и где задерживаться не собирался. В нем не узнали не просто воргена, а того самого, нужного им воргена. Помогать властям он не стал и, оценив ситуацию - его люди все еще рассеяны поблизости, но ума тихо убраться подальше от гарнизона и ждать им хватит - он присмирел и предпочел отбыть в колодках сколько там захотят люди, и уже потом, если захочется, вернуться и взять свое;

Не вышло: вместо этого к нему прицепилась мелкая крестьянская девочка Хоуп, и, оказавшись Ванессой Ван Клиф, так и не отцепилась. Пришлось сходить с ней в Братство разбойников, поднять мятеж, а потом инсценировать свою смерть и сбежать через пару секунд после того, как стало слишком поздно;

С Ванессой не расстались они и после этого: они нашли его корабль и команду, он вернул себе свое место, и они стали шататься уже по его территории - морю. Добрались и до чудесной Пандарии, где все нормальные люди искали счастья, удачи и денег, а находили репу, монастыри и блаженую негу. Но Джеймс и тут отличился: он в Пандарии нашел целый корабль мертвецов.


Характер и малоизвестные факты


Наглая волчья морда. Служит самому себе, иногда делает вид, что выполняет приказы Ванессы ван Клиф, но по большей части делает вид, что именно он ей командует.
Верит в удачу, счастливую звезду, карты сокровищ – в общем во все, что помогает не возвращаться к прошлому.
Все еще предан Гилнеасу и королю Генну Седогриву (где-то очень глубоко внутри), хотя будет яростно отрицать.
Люто ненавидит Отрекшихся вообще и Сильвану в частности.
На всеобщем говорит с заметным гилнеасским акцентом, особенно когда хочет этим выпендриться. То есть, всегда.

Умеет быть на стиле и выглядеть грозным пиратом. Он и так, конечно, грозный пират, но когда надо, то просто мрак.
Умеет в навигацию: может ориентироваться по звездам, управляет кораблем, прокладывает курс, вот это вот все.
Умеет в лидерские качества и управление людьми; цингу и прочие болезни на борту умеет останавливать грогом, лимонами и грозным выражением лица.
Морскими песнями в своем исполнении может минут за сорок добиться у бывалого человека с крепкой психикой чего угодно. Драться умеет по-всякому: и канониром может, и в ближний бой может, и в мордобой в портовых кабаках тоже может.
Умеет месяцами пить не воду, а алкоголь, потому что корабль же.
Умеет трепаться за морские истории.
Умеет не трепаться за дела Братства.
Умеет молчать о Гилнеасе, своей семье и проклятии.

По желанию может принимать как человеческое, так и волчье обличье. В волчьем, если бежит на всех четырех, заметно прибавляет в скорости. Отличается высокой сопротивляемостью к темной магии.


Хэдканоны


В Гилнеасе каждый третий - дворянин, а во время гражданской войны их стало и вовсе вдвое больше, чем земель, потому титулами тех, кто там жил, и тех, в частности, кто там жил в войну, не впечатлить.

Все Харрингтоны - родственники и члены одного большого клана и, если и не знакомы лично, то слышали друг о друге и в принципе могут представить, в какой степени родства состоят.

Очень много гилнеасцев были заняты в море. В стране существовал негласный институт каперства: пиратские корабли не трогали своих на море, за это свои не искали и не гоняли их на земле, а давали спокойно отдыхать дома и чинить корабли. Тем более, что большая часть добытых денег все равно оставалась дома и вливалась в местную экономику. Отчасти и это тоже было одной из причин, по которым Гилнеас не горел желанием вливаться в Альянс, хотя взгляды исповедовал те же, врагами считал тех же и т.д.


Информация об игроке


Лучше всего связываться со мной в ЛС.
Еще я не особо флудер.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Воздух был сладкий, а вот принцесса оказалась далеко не так проста, как казалась прежде. Возможно, Харрингтон даже поймал себя на том - в перерывах между тем, как он хватал воздух - что зря она пытается воскресить брата - свой коварный и не останавливающийся ни перед чем правитель им сейчас вполне бы пригодился. Если, конечно, Тесс Седогрив додумалась бы обращать свои такие качества против внешних врагов, а не против своих людей.
- А могли бы обойтись клятвой на мизинцах, - заметил он, растирая шею.
Амулет был очевидно магическим, и теперь ему было интересно, будет ли нитка растягиваться, когда он станет превращаться. И еще - оставит ли она амулет с кольцом ему, когда все закончится? Он мог бы выручить за него не меньше денег, чем дали бы за живую и невредимую принцессу. Не то, чтобы Джеймс всерьез рассматривал вариант с выкупом, но он всегда старался просчитывать все варианты - никогда ведь не знаешь, как все может сложиться и не предложат ли тебе такую сумму, которая тайной магией наживы сделает так, что твоя язык сможет произносить только два звука: "д" и "а".
Он поднялся, посмотрел вслед уходящим и до смерти надоевшим ему еще в тюрьме людям короны.
- Моя пиратская команда, к слову, и не такое видела. Что им люди в короне.
Корабль все еще стоял в порту. Харрингтон порой с плохо скрываемым удовольствием и какой-то странноватой гордостью вычитывал команду за то, что они не уплывают - ведь однажды он не вернется, и когда это случится, все они, вероятно, тоже попадут на плаху. Но он был известен, среди прочего, еще и тем, что выбирался из таких дыр, от которых нормальные люди держатся на расстоянии пушечного выстрела, и из-за этой репутации его всегда были готовы ждать чуть дольше, чем остальных.
Тесс перед собой по трапу он не пустил, пошел первым, заодно оценивая, запустили ли корабль, пока его не было, распустились ли, пьянствовали ли беспробудно - словом, занимались ли хоть чем-то. Видно было, что занимались, но видно было, что и ради приличия пытались замести следы этого.
- Однажды вы просчитаетесь, - начал он свою возвращальную речь, - и мы будем болтаться на виселице все вместе, как полные дураки. Уплывать надо было, ясно? В следующий раз уплывайте.
Он подозревал, что во многом из-за того, что у него был корабль, ему и прилетело щедрое предложение от принцессы, но все равно не всерьез распекал команду еще какое-то время, чтобы следующее объявление они вдруг не посчитали чем-то серьезным.
- Эта теперь поплавает с нами, - сказал Харрингтон, кивнув на Тесс. - Она как Несси, но только Тесси. Словом, другая, но правила в отношении нее те же. Без поблажек, без исключений. Всем понятно?
Команда хмуро молчала, что понятно, и смотрела в пол. Ванессе его заступничество на борту не понадобилось - всем непонятливым она донесла, как с ней можно, а как нельзя себя вести, в считанные дни, а потом стала просто своей. Но то была Ванесса, а о способности принцесс так же вписываться в новую компанию Харрингтон был в целом не самого высокого мнения.
- Куда идем, капитан? - первым нарушил молчание Макфейл, старпом с говорящей фамилией и восхитительным гилнеасским акцентом.
- Домой.
- В Пандарию?
- К ван Клиффам?
- В Пиратскую бухту?
Он ответил не сразу, позволив еще понабрасывать варианты - у них за последние годы накопилось много мест для спокойных стоянок, и как люди, у которых не было, они называли домом любое из них по настроению. Потом, выдержав короткую паузу - все затихло, так что было слышно, как шуршат по дну крабы - сказал:
- Нет, ребята - домой. Курс на Гилнеас.

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-08-28 09:58:33)