Варкрафт: Расколотый мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Kidnapped

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://3.bp.blogspot.com/-pnrEuzCRHB8/US35QfoTr_I/AAAAAAAACPA/K0T7-DjuxcM/s1600/584_max.jpg

Аллан, Несси, Адмирал

Время:622 год по королевскому календарю
Место:Где-то в море к западу от Штормграда
Описание:Ты в море, и идти здесь некуда, разве что ко дну. Так что успокойся, или я запру тебя в трюме. (с) Р.Л. Стивенсон

0

2

Аллан все продумал.
Сумев ускользнуть из дома незамеченным, теперь он отчаянно пытался согреться на борту торгового судна, до этого насквозь промокнув в порту. В день отплытия дождь косыми струями поливал и без того скользкие причал и сходни, и доки, смывая в мутные серо-зеленые волны застоявшиеся старые запахи смолы и гнилой рыбы. Над головой скрипел и хлопал мокрый парус. К счастью, ветер дул попутный, и если он не переменится, судно причалит к южным берегам Лордерона очень скоро. Потом придется добираться по суше, но Аллан знал это, и мысленно был готов.
В Гилнеас суда больше не ходили. Вероятно, отдельные рыбацкие баркасы сновали недалеко от поселений на побережье, да военные корабли точно несли дозор в неспокойных водах, но больше никто не плавал – ни туда, ни оттуда. Последние корабли из Гилнеаса пришвартовались в штормградской и других гаванях несколько месяцев назад, полные беженцев. Писем тоже не присылали – слишком долго. Отец молчал.
Аллан был уверен, что отец не мог погибнуть вместе со всеми. Не в этот раз. Не так.
Мать избегала разговоров на эту тему. О возвращении ему, конечно, и думать запретили, но сидеть на месте не получалось.
Когда за кормой стены Штормграда уменьшились до точки на горизонте, у Аллана защемило сердце, но не так сильно, как когда он покидал Гилнеас. Дождя тогда не было, и дым стоял черными угольными столбами над городом здесь и там. С одной стороны над темной водой разливалось алое марево заката, с другой стороны его двойником отражался огонь. Отец обещал, что они смогут вернуться.
Небо тем временем начинало проясняться. Кромка берега почти исчезла из виду, и Аллан почувствовал себя несколько неуютно. На кораблях ему приходилось бывать нечасто, чтобы привыкнуть к покачивающейся палубе у себя под ногами. С другой стороны, он чувствовал себя лучше, чем тот мужчина в щегольском плаще почти таком же зеленом, как и его лицо, который перевесился через фальшборт с выражением вселенской муки на лице.
Наставник по фехтованию не велел ему обнажать сталь без причины, но Аллан не удержался, чтобы еще раз не посмотреть на новый клинок, который он стащил из оружейной перед побегом, спасательной операцией. Настоящий взрослый меч, но достаточной длины и веса, чтобы быть по руке пятнадцатилетнему. Предстоящая вероятность сражения, когда он высадится на землю, не то воодушевляла, не то пугала, однако Аллан был уверен, что справится.
Палуба под ногами резко убежала куда-то вправо. Аллан не удержался на ногах, вцепился во что-то или в кого-то, но тут же был отброшен в сторону. Возмущенный окрик остался без внимания. Задумавшись до того, Аллан упустил момент, когда команда корабля бросила обычные обязанности и пришла в движение. Другие люди толкались у входа на нижнюю палубу.
- Пошевеливайся, щенок, - какой-то матрос бесцеремонно толкнул его к остальным. На его лице читалось недовольство любого рода пассажирами, какие созданы только для того, чтобы мешать. Мягко говоря.
- Обращайтесь ко мне, как подобает, - прищурился Аллан. Во время волнения у него был особенно заметен гилнеасский акцент.
Матрос сплюнул вместо ответа, возвращаясь к своим обязанностям. У левого борта выстраивались вооруженные люди. Команды шкипера состояли больше из морской брани, чем из других слов, но сам он выглядел уверенным и сосредоточенным. «Как и полагается капитану при опасности», - подумал Аллан.
«Пираты!» - услышал он, наконец, перед тем как увидел стремительно приближающееся чужое судно.

+3

3

Когда Харрингтон вытащил мелкую и з восстания, которое было обречено на поражение с самого начала, и из долговой ямы ШРУ, которое могло бы помочь ускользнуть, но не стало делать этого бесплатно для для дочери ван Клиффа даже ради старой дружбы с покойником, и вернулся с Ванессой в Пиратскую бухту, там его уже успели похоронить.
Это не было чем-то удивительным: хоронили его часто и без энтузиазма, потому что понимали, что раз тела нет, значит, и живой Харрингтон откуда-то да выскочит - только за тем, чтобы ввязаться в новую авантюру. Удивительным было только то, что на этот раз сходу в авантюру он не ввязался. Вместо этого достал корабль, собрал остатки старой команды, добрал на недостающие места новых людей, взял с собой на борт девчонку, ничьих мнений на этот счет не слушая - и уплыл на спокойный и легкий промысел.
Они даже от Восточных Королевств далеко не отходили. Сплавали на восток: там добычу ловить не стоило, но команда притерлась друг к дружке, рулевые привыкли к кораблю, а Несси привыкла к морю. Потом отправились на запад. На западе, как всегда, было, чем заняться. Они нападали на корабли и караваны, после боев чинились прямо в море, на землю изредка отправлялись пополнить запасы пресной воды.
Добыча все была мелкая, потом попался венецианский караван, который враз сделал плавание успешным и богатым, но опустил корабль почти до максимальной осадки и снизил скорость. Люди Кул Тираса не очень любят, когда их грабят, и потому скорость могла бы стать проблемой, но люди из Кул Тираса просто не знали, с кем связываются. Знали бы - бросили погоню еще в самом начале, плюнув на урон. Потому что невозможно поймать человека из Гилнеаса, который успел войти в зону островов Чаннел, если только у тебя на корабле нет специально обученного лоцмана, умеющего ходить среди этих островов.
Там, в островах, Харрингтон и покружился, стараясь не подходить слишком близко к родному берегу, дошел до Барадинской бухты и, держась востока, чтобы не стокнуться снова с военными Кул Тираса, неторопливо двинулся домой.
Несколько дней все было тихо. Иногда им встречались корабли, но каждый раз они решали, что добыча или слишком мелкая или слишком тяжелая, и расходились с ними мирно. Корабли, не веря своему счастью, убирались прочь. Харрингтону было скучно до зубовного скрежета, а потом у них закончился ром, потому что единственная полученная за плавание пробоина пробила не только борт, но и последний взятый в дорогу бочонок - и настроение у него совсем испортилось.
Потому корабль, нарисовавшийся в рассветной дымке, он рассматривал пристально.
- Золото мы не заберем.
- Не заберем, капитан, - согласился старпом, маячивший рядом.
- Если они вообще его везут. Идут они, судя по всему, к нам, в Лордаерон. Плыли бы в Штормград - был бы смысл. А наоборот? Везут, наверняка, хорошее дерево. Но мы уже починились, нам оно уже не надо. Яблоки, как пить дать, везут - они нам ни к чему. Сыр - сыр у нас еще есть.
- Вино могут везти.
Харрингтон кивнул - в обломках родных мест только и оставалось, что пить.
- Объявляйте тревогу, мистер Макфейл, - чувствуя, что начинает веселеть, приказал Харрингтон, - сейчас отстрелим им мачту - и пойдем на абордаж. Забираем вино и людей, которые выглядят ценными. С вином я доверяю всем в команде. С людьми верьте Несси. Она глазастая, будет знать, кто нам нужен. Главное, помните: сначала смотрим - потом убиваем, даже если противник сильно сопротивляется. Чтобы не было, как в тот раз.
Спустя две минуты на корабле воцарилась привычная и стройная суета. Неуклюжие очертания нагруженного корабля проступили яснее, Харрингтон разглядел штормградский знак, окончательно развеселился, вытащил саблю и, попробовав ее остроту ногтем, крикнул, указывая вперед, на толстенькую грот-мачту:
- Пушки, готовсь!

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-08-28 16:45:24)

+2

4

По мнению Ванессы, корабль на горизонте вряд ли планировал зайти дальше Южнобережья. Везти товары дальше на север мог только самоубийца, хотя, может капитан был достаточно рисковым и планировал доставить припасы к Погребальным кострам, или куда-то еще, где были разбросаны ошметки королевской армии и воргенского ополчения, отчаянно продолжавшие бодаться с Сильваной.
В этом случае было даже немного совестно отбирать у них и яблоки и сыр. Чуть-чуть.

Дать деру добыча в этот раз не успела. Палубу заволокло дымом. Торговец и не думал продавать свою жизнь задешево, а шарахнул в ответ из мортир так, что "Скрипка" дрогнула, и Несса задумчиво прикинула - пришелся удар выше ватерлинии, или сейчас судно даст порядочный крен. "Скрипка" качнулась - второй залп прошел совсем рядом с правым бортом - но устояла.

Несси перехватила поудобней топорик - им, как и ножами она все еще орудовала по старой памяти легче, чем саблей, и, едва борт "торговца" приблизился и свистнули абордажные дреки, легко перескочила на соседнюю палубу. Рубить канаты казалось ей не слишком веселым занятием - а вот попытаться добраться первой до кватердека, а значит и до капитана, стоило.
Обезглавленная во всех смыслах команда всегда становилась сговорчивей.

А вот заступивший ей дорогу дворянчик оказался здесь совсем невовремя. То что это именно дворянчик сомневаться не приходилось - рубашка слишком белая даже для помощника капитана, камзол с шитьем, а физиономия такая умильная как у его высочества Андуина, а то и у котят, которых мешками то ли топят, то ли продают в деревнях в Элвиннском лесу.
Парень явно в морском бою оказался впервые, поэтому Ванесса сжалилась и от легонько приложила его обухом по голове, чтобы полежал, поморгал в сторонке.
- Этого не трогать - крикнула она, оборачиваясь в сторону своих. И немедленно поплатилась - кто-то по ней пальнул с кватердека, и пальнул удачно, так что левая рука сразу повисла плетью.
- Ах ты ж, подгородская ты щука... - укоризненно сообщила невидимому из-за баррикады стрелку Несса, и метнула топорик наугад через бочки. Судя по тому, что за баррикадой что-то хрюкнуло и стихло - попала.
Хорошо, что от бравых морячков отбиваться можно было и кинжалом, а им Несса умела работать и в левой руке.

+3

5

Щепки от толстого ствола мачты брызнули в стороны. Мощный толчок сбил Аллана с ног – и вовремя. Там, где только что была его голова, с тяжелым скрипом упала рея. Он откатился в сторону, кашляя от дыма и уже не пытаясь прикрывать уши от грохота пушек. Когда, опираясь на борт, смог подняться, рядом просвистел, впиваясь в дерево, абордажный крюк.
- Руби кана… - заорал боцман и осекся, булькая кровью. Из горла его торчал арбалетный болт.
На палубе остались только солдаты да матросы, все, кто может держать оружие. Блеснула извлеченная из ножен капитанская сабля. Недолго думая, Аллан тоже потянулся за клинком. Отсиживаться внизу ему показалось бесполезной затеей – он сюда не прятаться отправился.
И все же выбежать навстречу оказалось непосильной задачей. Аллан растерялся, что ему делать теперь, когда первые из пиратов перескочили через борт. Половина полетели вниз, во вспененные волны либо остались лежать на палубе, но остальные прорвались вперед.
Еще один пушечный залп поглотил крики. Еще один вопль, дикий и сдавленный, совсем рядом. Аллан вытер ладонью слезящиеся от дыма глаза, глубоко вдохнул и выдохнул. По ступенькам прыгала голова того матроса, что отправлял его на нижние палубы, покатилась и остановилась у ног. Аллан отшатнулся, почти налетел спиной на одного из пиратов.
Тяжелый тесак свистнул перед самым носом. Лязгнула сталь – клинки встретились.
От следующего удара Аллан уклонился. Увидел, как открылся во время слишком широкого взмаха оружием пират, но уколоть не успел. Кто-то рубанул пирата сзади и уже исчез в общей мясорубке. Аллан отскочил от рухнувшего тела, развернулся, почти столкнулся с кем-то еще.
Девчонка. Может, даже младше его. Последнее, что он увидел – врезающийся ему в лоб ее топорик. Если у него не поднялась рука на девчонку, то ее моральные дилеммы явно не сковывали.
Мир перед глазами потемнел, закружился и поплыл. Аллан еле осознавал, что лежит на палубе, а на глаза ему стекает что-то липкое и горячее. Еще один пушечный залп, как будто где-то далеко отсюда, очень далеко. Подняться невообразимо тяжело, а внутри черепа словно появился корабельный колокол.
Боль пришла позже, тупая и саднящая. Еще позже – слепой страх, от которого крик застревал в глотке. Аллан мог только сдавленно ругнуться, зажимая рукой разбитый лоб и чувствуя, как сочится между пальцев кровь. Умирать здесь и сейчас казалось до ужаса обидным.
Ускользающим сознанием он почувствовал, что его подхватили и куда-то тащат.
Кажется, стало тише.
Кажется, небо и море поменялись местами.

+2

6

Урона получилось пять человек, восемь ранений, сорванный кое-где ядрами такелаж, разлетевшаяся в щепки крюйс-стеньга и прискорбная пробоина в гальюне. Добычи - пять новых матросов взамен мертвых из числа вражеского экипажа, решившего сменить карьеру, пять бочонков королевского красного, пять - можжевелового вина, с десяток бутылок калдорайского имбирного, которое особенно любил их кок, три бутылки перегнанного вина ночи, которое в личное пользование забрал Харрингтон, и три человека - мальчишка при мече, щеголеватый пижон, который пытался одновременно геройствовать и страдать морской болезнью, чего еще никому и никогда не удавалось, и отправлявшаяся к мужу дама. Даму, поколебавшись, Харрингтон оставил на торговом корабле. Возиться с выкупом в Лордероне он совершенно не хотел.
В остальном все прошло хорошо - да и неудивительно. В абордажных битвах всегда есть такой момент, когда вдруг все, в какой бы точке корабля они не находились, разом понимаю, кто победит, и на этом одни заканчивают нападать, а другие - отбиваться. Остальное решают как цивилизованные люди - пожимают руки, стоя в крови, посыпают палубу песком, чтобы не поскальзываться, пока переносить на свой добычу, перетаскивают своих мертвецов назад на свой корабль, чтобы потом похоронить их, прошив последним стежком нос и отправив в море.
Торговый корабль, хоть и без мачты, на воде держался надежно, и Харрингтон точно знал, что к вечеру самое позднее его найдут и выжившую команду и пассажиров отправят домой. Может, за ними даже пустят погоню - вряд ли, конечно: ради вина кто станет возиться. "Скрипка", сыто покачиваясь на волнах, двинула дальше на юг, в Пиратскую бухту. Матросы готовили мешки для тех пяти, кому не повезло, вино позвякивало в трюме, дожидаясь того времени, когда солнце зайдет за нок-рею, пленные спали. Пижона оттащили вниз и положили рядом с ведром, мальчишка на палубе проснулся бы скорее. Харрингтон для пробы осторожно, почти бережно ткнул его носком сапога в бок - и вернулся к Несси.
Врача у них опять не было. Кок, бывший когда-то мясником, в анатомии разбирался, но раны на всякий случай все больше зализывали кто как умел. Но Несси Харрингтон занимался сам, потому что ему все еще всегда казалась, что эта мелочь - его личная ответственность.
- Оружием ты, кстати, зря бросаешься, могла бы и не найти, - он затянул повязку, отрезал концы и, смяв их, бросил, целясь в мальчишку. - Как думаешь, сколько с этими будет хлопот, и сколько мы за них выручим?

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-08-28 22:02:13)

+2

7

Все время, пока из нее извлекали пулю и перевязывали, Ванесса старалась сидеть неподвижно и не издавать ни звука. Это в Западном крае она была атаманшей, да грозой солдат. На море таких заслуг у нее не было, так что ей порой все еще приходилось прыгать выше головы, да доказывать свое право посылать к нагам любого морского волка. И Харрингтона тоже.
Поэтому она лишь крепче сжимала зубы, да время от времени прихлебывала из фляги свой настой на травах, припасенный для таких случаев. В больших количествах настой мог отрубить средних размеров кодо, а то и мамонта, в малых - она переставала чувствовать что-то, кроме легкого покалывания в месте ранения.
- За мальчишку, пожалуй, побольше дадут. - она соскользнула с рундука на юте, и подошла осмотреть относительно бездыханное тело. Мешала перевязанная рука, так что она перевернула парнишку носком сапога и продолжила обыскивать с непроницаемым выражением лица. И хмыкнула.
- Держи-ка! - она швырнула Рипснарлу серебряный перстень с черненым ястребом. Что-то похожее было на рукояти меча болезного. Впрочем меч уже перекочевал в оружейную морского братства.
Геральдику Несса знала из рук вон плохо. Эдвин толком не успел ее научить, так что какие-то обрывки она узнавала от Андуина, когда тот сбегал из под бдительного ока наставников, что-то - когда удавалось разжиться имуществом знати. Но что-то похожее она уже видела, только убей - не вспомнит где и когда.
- Знак кого-то из старых королевств, да? Ну тех, где сейчас огры да нежить?

К северу от Хилсбрада, там где раньше стоял Лордерон, нежить была практически везде, ткни пальцев в карту - в отрекшегося попадешь. В лучшем случае - в какого-нибудь приспешника Алого Ордена, из тех, что еще не убились друг об друга или об обитателей Тирисфаля. Вот последнее напрягало Ванессу больше всего - не хотелось бы натолкнуться на очередного добровольца в это воинство. Багровые пилигримы в Штормграде до сих пор вербовали сторонников, и оставалось лишь удивляться, откуда они берут золото на все свои безудержные эскапады.

+2

8

- Конечно, - легко согласился Харрингтон, - ты посмотри на него. Выглядит так, будто впервые из дома уехал: у него наверняка есть гурьба любящих родственников, которые все сделают. Это со вторым придется, небось, с банком возиться, если у него свои деньги есть, или надеяться, что кто-то из друзей поможет. Но это ничего. Поплавает с нами, пока не разберемся, научится полезному, от морской болезни хоть избавиться - вот только в первый шторм попадет.
Сам адмирал качки не замечал и в первое свое плавание. Но многие из тех, что становились после отличными моряками, первые дни или даже месяцы ходили согнувшись и в основном на подветренную сторону. Ничего зазорного тут не было. К концу плавания разобрать, кого как встретило море, было невозможно - на берегу, отвыкнув от твердой земли, все покачивались одинаково.
Перстень он словил, герб узнал сразу. Не поверив глазам, Харрингтон провел по нему пальцем, словно пытаясь стереть черную птицу, но ястреб оставался на месте.
- Мальчонка из Альтерака, - сказал он, наконец, надевая перстень себе на мизинец. Смотрелся тот неплохо. Переплавлять серебро смысла не было, побрякушку с таким гербом вряд ли бы кто-то купил, но не выбрасывать же ее. - Наверное, какая-то вовремя сбежавшая недобитая знать. Недобитая знать - хуже любой другой, Несси. Они и раньше бежали, наш король водил какие-то дела с кем-то из Перенольдов, который очень хотел себе трон. Не помню, чем у них там дело закончилось - ну, у Перенольдов. Трон в итоге не достался никому, земля разорена, вместо столицы руины. Ну ты знаешь, как оно бывает. Жуткое место.
И торговый корабль шел по курсу в Лордерон. Не в Альтерак, конечно - туда никто в своем уме не отправил бы корабль. Но и на самом Лордероне делать было нечего. И это было странно и неправильно. Харрингтон знал, что делали на корабле торговцы, понимал, как в эту проклятую землю могла двинуть полоумная или влюбленная - или и то, и другое - бабища, представлял, что за дела там могут быть у пижона. Но что там делать мальчишке с гербовым перстнем Альтерака, он не знал.
Харрингтон хмыкнул и, оставив Несси вдвоем с мальчишкой, отошел проверить, как идут дела. Стеньгу уже починили, и парус, повисший на ней, не бился на ветру, а впрягся в работу со всеми, отчего корабль больше не брал в сторону, а шел прямо и послушно. Он сказал короткое слово над пятью мертвецами, постоял, как водится, пока их, зашитых в полотнища, сбрасывали в воду, отдал для порядка пару приказов, хотя все и так знали, что делать, краем глаза посмотрел за тем, как справляются новички. Напоследок узнав, что второй пленник еще не пришел в себя, он кивнул и, широко, зевая, вернулся.
- Огры да нежить, - сказал он, будто и не отходил, а все продолжал тот же разговор. - Огры, нежить - и еще этот альтеракский одуванчик. Интересно, что он забыл дома.

+2

9

В себя он приходил постепенно. Несколько раз открывал и закрывал глаза, проваливаясь в полузабытье, снова выныривал, будто пытался проснуться окончательно и понять, что ничего не было, ни нападения на корабль, ни последующей драки. Напрасно – над головой хлопали совсем другие паруса, а во рту чувствовался неприятный железистый привкус. Людей рядом – постепенно их образы становились четче – он видел в первый раз. Ну, или во второй, если бы мог сразу вспомнить тех, кто ворвался на судно.
Аллан попытался подняться. Пальцы оказались измазаны чем-то темно-красным, волосы на лбу склеились, а шевелить левой бровью оказалось больно. Небо больше не кружилось, но мирным назвать его было трудно.
Корабль, на котором находился Аллан, шел под пиратским флагом.
- Вот черт, – тихо охнул он, окончательно вспоминая все, что происходило с ним с утра. Аллан отчаянно шарил взглядом вокруг, пытаясь найти хоть кого-то или что-то знакомое. Из такого оказался только один из торговцев с его судна, что тоже лежал в уже не таком чистом плаще, но это Аллана не воодушевило. Как и то, что с ним не оказалось некоторых его вещей.
Кто-то повернулся к нему. В маленькой фигурке в красном Аллан узнал ту самую девчонку, из-за которой и попал сюда.
В этот раз ему удалось принять сидячее положение. Стараясь не демонстрировать, что ему все еще больно или страшно, Аллан хмуро взглянул сначала на девчонку, потом на высокого мужчину рядом с ней.
- Мой дом не в Альтераке, - хрипловато произнес он, вспоминая услышанные обрывки разговора этих двоих. – Я плыл в Гилнеас. Что вам от меня нужно?
Сочинять на ходу для себя какую-то легенду, раз его уже почти опознали, Аллан не видел смысла.

+2

10

Харрингтон, видевший, как просыпается мальчишка, ждал всякого. Что тот бросится, не понимая, что на кораблях потому не всегда запирают пленников, что с кораблей просто некуда бежать. Что испугается, может, даже заплачет. Что начнет угрожать - скорее всего, потому что возраст и опыт не дадут ему понимать, в какой ситуации он оказался.
Но что он услышит в чужих словах родную землю - этого адмирал никак не ждал. И теперь, присев на корточки, чтобы лучше видеть лицо мальчишки, он расплылся в широкой, но, как он знал, жутковатой улыбке.
- От тебя, малый, нам ничего не нужно, кроме как уверить тебя в искренней симпатии и перспективе прекрасной дружбы. У меня на корабле, - Харрингтон встал, но рывком поднимать мальчишку не стал, хотя в иной ситуации так бы и сделал. Теперь же он просто подал тому руку, - любой, кто говорит, как гилнеасец, будет в безопасности, найдет приятную компанию и пару-тройку отличных поводов получить в арсенал историю о невероятном приключении. Другой вопрос - что нам нужно от твоих родственников. От них нам нужен выкуп за тебя. Но, как за условного земляка, за тебя мы много не попросим. Посмотрим, - тут же усомнившись в своих словах, быстро добавил Харрингтон, который даже во имя гилнеасского землячества не был готов отказываться от выгоды, которая сама плывет в руки, - как все пойдет и повернется.
Он потер пальцем новое кольцо, посмотрел на Несси, потом на тех нескольких людей, которые плавали с ним давно, еще со времен до проклятия, и которые, услышав знакомый акцент в чужом голосе, останавливались на ходу, сбивая мерный ход корабельного дня. "Свой," - коротко объяснил адмирал и сощурился, отчего шаг у остановившихся ускорился, руки окрепли, а работа снова пошла.
- Да только, знаешь, какое дело - в Гилнеасе тоже нечего делать. Даже больше, чем в Альтераке. Там ничего нет. У нас на борту Гилнеаса больше, чем в Гилнеасе. Зачем туда ребенку?

+2

11

Неожиданная улыбка мужчины не стала бы для Аллана сюрпризом, прислушайся он раньше к его акценту, но мысли еще путались. Впрочем, не настолько, чтобы не понимать, что предположительно богатых пленников держат на корабле для выкупа, что отправить их искать его дядюшку в Альтераке, если он еще жив, будет еще более глупым самоубийством, чем прогулка до Гилнеаса, и что внезапно гостеприимные слова пирата – не повод расслабляться.
- У вас мое кольцо, - Аллан взглянул на протянутую руку. Слух зацепился за слова «у меня на корабле». – Вы капитан?
Он невольно присмотрелся внимательнее к людям, что проходили рядом. Но, к сожалению или к счастью, среди обветренных лиц со следами частых драк и чрезмерной тяги к крепким напиткам не нашлось ни одного знакомого.
Они отправились в море до или после падения Гилнеаса?
Пересохшее горло першило. Корабль мерно покачивался, направляемый рулевым неизвестно куда.
Поколебавшись, он все же принял руку.
- Я рад, что выжил кто-то еще, - слышать родной для Аллана акцент было действительно приятно. В отличие от отца, он не считал Альтерак настоящей родиной – неподходящее слово для места, которое он никогда не видел, а если бы и попал туда, смотреть не на что, руины, орки и прочая дрянь. – В Гилнеасе остался мой отец. Он выжил во время нападения и погромов, мы получили письмо, но потом ни слова. Я должен отыскать его. И, - Аллан не сдержался от возмущения, - я не ребенок, я могу это сделать. Я уверен, что отец еще жив.
Другие варианты Аллан не хотел рассматривать.
Только теперь все сорвалось из-за нападения, плена и грядущего возвращения домой, да еще таким унизительным образом как за выкуп, если повезет. Аллан на мгновение прикрыл глаза ладонью – не хотелось представлять, как это будет выглядеть.

+2

12

Всё. Адмирал был очень близок к тому, чтобы сеть на любимого (морского) конька, который назывался "очень правдивые истории о Гилнеасе". Было даже интересно, что он расскажет в этот раз, благо слушатель, в отличие от Ванессы, в этот раз попался ему из тех, кто проглотит все его байки.

- Ну ты попал, парень. - она сочувственно похлопала мальчишку по плечу. Тот и правда был похож на вытащенного из мешка котенка - то раскрывал глаза, то жмурился, видать в ужасе. - Теперь тебе до самого Западного края сидеть в капитанской каюте, пить ром и слушать про единоличное потопление флагмана Сильваны или про бабулю Валь, домик с огородом которой не могли взять штурмом даже с десяток Отрекшихся... Пить-то ты хоть умеешь?

Что детям делать в Гилнеасе, Ванесса не спрашивала - с этим все было давно понятно. Раз в несколько месяцев в Западном крае обязательно объявлялась какая-нибудь толпа восторженных юнцов из Темнолесья (иногда среди них мелькали суровые лица бывших лэрдов, из тех, что вместе с обретением воргенской шкуры потеряли последние мозги), которые непременно хотели "возвернуть", "отомстить" и "навести что-то там железной рукой".
Их не пугала чума, влипнуть в ядовитое облако которой все еще можно было проще простого - достаточно было наступить не туда или разбить какую-нибудь склянку, не приметив ее в разросшемся по городу терновнике. Заставы Отрекшихся их тоже не пугали, впрочем они стояли чуть дальше - за погостом и дорогой к Серебряному бору, а город не был пригоден ни для живых, ни для мертвых. В общем юнцы уходили, но Несса ни разу не видела, чтобы они возвращались

Сама Ванесса в Гилнеасе не была. Только один раз они останавливались на рейде возле побережья, чтобы починить судно - древесины не хватало, а ничейного корабельного леса, слава Свету, в мертвом городе хватало. Хочешь пили - хочешь в заброшенном порту ищи доски. Главное, было не заходить глубже.
И Несса хорошо помнила, какими глазами смотрели ребята Рипснарла на этот берег.
В общем, что делают в Гилнеасе мальчишки, было понятно. Непонятно пока было другое.
- А зовут-то тебя как? И как проще связаться с твоей семьей?

+2

13

- Это мое кольцо, - спокойно и серьезно сказал Харрингтон. - И я адмирал. Адмирал Рипснарл. А это - благородная дама и мой добрый друг, Ванесса. Твой отец, малыш, вполне мог выжить - это дело нехитрое. Но если бы он мог выбраться, он бы давно уже сделал это. Если даже он жив, но хочет считаться мертвым и не хочет ни с кем связываться - у него наверняка есть на то хорошие причины. Не лезь туда, живи дальше, ну и что там еще говорят в таких случаях.
Он был не очень хорош в утешениях и увещеваниях, потому что сам не верил ни в то, ни в другое. Пока у него хватало на это сил, он предпочитал видеть мир таким, какой он есть. В этом мире бывали такие вот мальчики, которые хотели лезть в самое пекло, не зная даже, куда лезут и что там с ними будут - и они не возвращались. В этом мире Гилнеас был его родиной, но ему хватало ума и выдержки признать, что родина эта потеряна навсегда - хотя, казалось бы, вот она, обманчиво близка, только протяни руку, пристань к берегу.
Когда сил не хватало, он уходил от мира вокруг в море. Но и тут мир иногда настигал в виде таких вот вдохновленных пареньков.
- Пить мы его научим - должен же он вернуться домой, научившись хоть чему-то. И чем это, - снова веселея, Харрингтон наклонился к Несси, - тебе не угодили мои рассказы о бабуле Валь? Бабуля Валь была огонь-женщина, таких бы побольше - и Гилнеас все еще стоял бы себе за стеной и там была бы тишь да покой. А какую настойку из горьких трав она делала, ты бы знала. А ее огород? Да что там отрекшиеся, они туповаты, им простительно - ее огород даже мы, когда были детьми, не могли взять, так он был хорошо укреплен!
Он оборвал и рассказ, и воспоминания, которые мигом столпились в голове в ожидании того, чтобы тоже превратиться в историю и звучать, возвращая прошлое кусочек за кусочком.
- Но на вопрос лучше ответь. Ты кто? И, кстати, - доверительно наклонил голову Харрингтон, - никогда не оправдывайся за то, кем ты не есть. А за то, кем есть, тем более. Только дети и бросаются доказывать, что они не дети.

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-08-31 16:57:55)

+2

14

Рука девчонки на плече уже была перебором наглости. Аллану до сих пор не давало покоя осознание, что лишился чувств он на корабле не от выстрела, не от руки любого из мужчин, а от прилетевшей в лоб ручки ее топора. Он не смог бы ответить точно, что для его гордости болезненнее: это или теоретическое возвращение на руки матери пиратами.
Терпеть этот снисходительный тон от нее Аллан точно не собирался, и уже собирался потребовать обращаться к нему в таких случаях на «вы» - хоть он и пленник, но все еще сын лорда - и даже открыл рот с выражением праведного возмущения на лице, но тут заговорил адмирал.
Благородная дама? Да он издевается. Аллан удивленно поднял брови, вернее, попытался, поскольку ушиб тут же напомнил о себе. Не поверил.
- Но если ему нужна помощь, чтобы вернуться? – Аллан упрямо не сдавался. – Все ведь не могли погибнуть. Целое королевство. Так не должно быть.
Напоминание об отце было не менее неприятным. Аллан помнил начинающиеся на самых улицах бои и погромы, пожары и жуткий волчий вой по ночам, от которого внутри все холодело. Знал, что последние корабли давно покинули гавани. Что обрушилась стена. Но верить в гибель отца не желал. Не сейчас. Не так.
Потому на рассказ о бабуле Валь он улыбнулся грустно, одними губами. Где-то Аллан уже слышал эту байку, только там еще говорилось о паре пропавших детей, сестре и брате. Вероятно, по версии адмирала, они очень неудачно атаковали огород.
- Я – Аллан Перенольд, - ответил он после недолгого колебания, стоит ли все-таки называть пиратам свое имя. Решающим стал родной гилнеасский выговор адмирала – быть может, земляку после всего можно довериться чуть больше, чем никак. – Сын лорда Изидена Перенольда. А куда вы направляетесь сейчас?
В Штормград пиратским кораблям, как известно, дорога была заказана.
Он тихо вздохнул. В совете адмирала доля истины, конечно, была, но признавать себя ребенком в пятнадцать лет – это слишком.

+2

15

- Ну, не в порт Шторгмграда точно, - усмехнулась ван Клиф - Но ты не волнуйся, гонца до столицы найти будет не проблема.
В Западном крае недалеко от побережья был островок, на котором Несса любила бывать еще ребенком. Впервые она попала туда с Эдвином, и Несса смутно припоминала, что они с отцом выходили на лодке еще до рассвета - тайком от матери, которая тогда еще тоже была жива.
На острове были раскидистые деревья, заброшенная хижина и безымянное надгробие недалеко от нее. Островок зарос густой травой - она укрывала маленькую Нессу с головой - и было здорово лежать в этой траве и грызть яблоки, запивая водой из крохотного родника, такой холодной, что от нее ломило зубы.
Изредка на острове появлялись еще какие-то люди - они приходили на корабле, и оставляли для отца прорву ящиков. Что было в них - Несса тогда понятия не имела. Некоторые были хмурые и косились на нее недобро, некоторые - особенно капитан Сандерс, были всегда веселые, от них пахло ромом, и изредка они привозили не только ящики, а какие-нибудь игрушки для нее - тряпичную куклу, или крохотный гномский дирижабль.
Это уже потом она узнала, что остров был одним из любимых мест для стоянки шайки Кровавого Паруса.

Не то, чтобы координаты острова держались в строжайшем секрете - нет, о нем знали и фермеры, и гноллы, и мурлоки, и даже стражники со Сторожевого Холма. Но сообщать мальчишке точное место их стоянки Несса не собиралась.
Не хватало еще чтобы недели две, а то и на месяц, залив снова патрулировали штормградские корабли. Терять, даже на какое-то время, настолько удобное место для швартовки не хотелось.

Несса нахмурилась, словно что-то припоминая, а потом решительным шагом направилась в сторону камбуза.
Вернулась она с двумя небольшими мисками горячей похлебки - сваренной по большей части из рыбьих хвостов. В море они уже были прилично, запасы провизии истощились, так что все одно надо было вскорости возвращаться в Бухту, чтобы закупаться провиантом.
- Ешь. - ткнула она миску под нос Аллану.
Сама опустилась напротив на палубе и начала уплетать за обе щеки горячее варево. Манеры у нее были, мягко скажем, не дворянские.
- Кто у тебя в штолице иш родни? - оторвалась она на секунду от еды, уставившись на мальчишку в упор. - Мать? Братья? Невеста?

+1

16

Аллан на штормградский порт и не надеялся. Он вообще не надеялся, только злился – на подкашивающиеся ноги, на не умеющую драться охрану корабля, на унизительное положение, на все подряд. Волны весело плескались за бортом, насколько хватало взгляда. Думать о побеге с корабля возможным не представлялось.
Конечно, его будут искать сразу, как схватятся, что его нет на месте, и быстро выяснят, как и на чем он покинул город, а дальше… Дальше вряд ли получится скрыть произошедшее от посторонних. Остается только отправить в бутылке записку в духе: «Здравствуй, отец. Почему я в плену на пиратском корабле? А это я так тебя спасаю, потому что я не очень умный».
Настроение трепыхалось дохлой рыбешкой. Импровизированный обед выглядел точно так же. Аллан с подозрением посмотрел на Ванессу – она же не собирается его этим травить?
Желудок тем временем предательски напомнил, что последний раз пришлось обедать давно и еще на суше.
С великой осторожностью Аллан попробовал одну ложку похлебки. Если пиратам приходится питаться этим все время, то неудивительно, что они с такой злобой набрасываются на остальных.
- Мать и сестра, - с неохотой признался Аллан.
О невесте он предусмотрительно умолчал. Во-первых, в этой истории не хватало только Тесс. Во-вторых, он все равно не собирался на ней жениться. Кому нужен династический брак без королевства? Особенно, когда вокруг полно девушек, которые нравились Аллану гораздо больше, хоть и не были принцессами.
- А как ты здесь оказалась? – на землячку адмирала флота из целого одного корабля девчонка не очень походила. Не то, чтобы Аллана настолько занимал вопрос, что она делает на корабле, но сидеть в угрюмой тишине и слушать чавканье угнетало.
Впрочем, Рипснарл мог быть адмиралом еще до того, как ему пришлось податься в пираты. Каждый теперь выживал, как умел и на что мог. Другие сказали бы, что семья лорда Перенольда еще очень легко отделалась.
- И куда мы все-таки плывем? Можешь не называть координаты, они меня не интересуют, - выйдет «замечательно», если Рипснарл затевает по дороге еще один захват судна. Пиратские судна не берут на абордаж в ответ, если есть возможность их потопить с меньшим риском.

+1

17

- Сбежала с виселицы. - Несса почти не преувеличивала. Даже протекции Шоу было недостаточно для того, чтобы ее не пытались отправить на тот свет. И проинструктировала пленника. - Ром в бочонке за твоей спиной. Я бы не советовала пить здесь пресную воду без "добавки". Холеру может и не подхватишь, но с животом промаешься. Так что если хочешь сойти на берег на своих двоих - советую прихлебывать что покрепче.

Выражение лица у Ванессы было наисерьезнейшим, разве что в глазах плясали бесенята. Впрочем насчет воды она не врала - последние пару дней стояла адская жара, в паре бочек утопились крысы, а еще одна пахла так, как будто в ней умер кто-то покрупнее. Бочки снятые со штормградского корабля должны были несколько спасти положение, но необходимости пополнить запасы это не отменяло.

- А идем мы Западному Краю, малыш. - она протянула Аллану деревянную кружку, стараясь, чтобы она не выскользнула из пальцев - раненая рука слушалась плохо. Раздраженно шипнула, когда движение отозвалось все же острой болью в предплечье. - Где-нибудь да причалим, а оттуда до столицы отправим посыльного. И молись Свету, чтобы твои родные не решили, что гонца с дурными вестями можно пустить в расход.

Она пнула носком сапога адмирала в бок, наклонилась, почти утыкаясь носом в темно-русые волосы и шепнула:
- Я найду кого-то из местных, кому надо подзаработать. Двух если надо. Будем надеяться, что бедняг за это не вздернут.
На море, конечно, командовал Харрингтон, а Несса распоряжалась на суше, но она не хотела рисковать кем-то из команды. Своей команды - а часть горе-моряков следовали за ними с адмиралом от самых Мертвых копей.

Хотя с фермерами тоже была загвоздка - их Несса считала своими людьми в той же степени, что и пиратскую братию. Потому что их когда-то считал своими отец. Впрочем старший Ван Клиф считал "своими" всех - фермеров и рудокопов, гноллов и гоблинов, нищих оборванцев и ловцов удачи. В Братство приходили многие - кто спасался от голода, кто от налогов, кто от стражи. Отчаявшихся в Западном Крае было всегда больше, чем счастливых. И Ван Клифы, некоронованные правители, отвечали за каждого из них.
Несса не верила знати. Что для них жизнь пары земледельцев? Но этот размен все равно был лучше, чем потерять Джо, или Уилла, или кого-то еще, кто и без того заработал себе славы на три повешения вперед.

+1

18

Пока Несси обхаживала их пленника, Рипснарл рассматривал новую игрушку. Благородный лорд Перенольд, значит. Перенольдов Рипснарл не знал лично, по был наслышан. Люди у них встречались всякие, как и в каждой большой семье, семья, очевидно, была слишком большая, так что временами отдельные ее ветки пытались сгрызть друг дружку. Перенольдам в целом лучше было бы не доверять, но те, что жили в Гилнеасе, были вполне себе ничего.
Кого-то из них даже хотели породнить с Седогривами, так что гилнеасские Перенольды были почти что родней его короля, а потому и совсем чужими не были.
Несси то ли тоже понимала это, то ли ей понравился ровесник - они встречались редко, потому что ровесники Несси в это время и в этой части света были, как правило, сопля соплей, а она повзрослела рано и в круге взрослых же и крутилась - не то она хотела просто за что-то уесть лично Харрингтона, да только ему похлебки не досталось, и решать дела с выкупом она взялась сама.
- Перенольды - разумные люди. Да и в Штормграде не за первого человека просят выкуп. Все знают, как себя вести, за посыльным моих не трясись.
Что посыльные его он не выделял голосом, но знал, что Несси это и так отметит. Они вечно не сходились в том, где чьи люди и кто и насколько за них отвечает. Послушать Несси, так она хотела отвечать за всех и всегда. Не понимала еще, не так нельзя. Даже если вдруг очень хочется - все равно нельзя.
- А что касается тебя, мой лорд - то ты теперь он. Ты теперь лорд Перенольд, а не твой отец. Он не вернется, ему уже не нужна ничья помощь. Я же был там, малыш, когда все завертелось, и потом тоже. Нет больше Гилнеаса, нет такой земли - она мертвая и там не будет больше жизни. Возвращайся к матери, к сестре. К невесте, - прищурившись, Харрингтон подождал реакции Аллана. - Им ты нужен, им ты еще можешь помочь. Хотя бы тем, что не умрешь. Нам ты тоже можешь помочь - тем, что тебя выкупят.
От серьезного тона и разговора к веселому он перешел, как умел, в два слова. Про деньги говорить серьезно он никогда не видел смысла, тем более, что деньги они спускали только на веселье, и потому притворяться, что они были чем-то большим, было глупо.
- Да не бойся, жадничать мы не станем. Несси просто любит ужаса напустить. Не трогай ее людей да не пей воду. Хотя воду действительно лучше не пей, тут она права. Слышишь, детка? Смотри: я признаю, что и ты иногда бываешь права.

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-11-12 01:37:00)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC