Варкрафт: Расколотый мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Настоящее » Приятель, смелей разворачивай парус


Приятель, смелей разворачивай парус

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://bnetcmsus-a.akamaihd.net/cms/blog_header/jj/JJUJOAWZJ6DQ1433784763430.jpg

Участники эпизода

Время:25.09.628 год по Королевскому календарю. День пирата.
Место:Даларан, таверна "Благодарность за отвагу"
Описание:Значит, возвращается такой из мертвых Харрингтон и рассказывает, как он был в брюхе Вечножора...

0

2

Заходить в таверну, где бывает и знать, и стража, и маги Кирин-Тора, и паладины со священным Светом в очах... было непривычно. Еще более непривычно было сидеть там не скрываясь, не стараясь изменить облик, или спрятать лицо под капюшоном.
Последние лет так семь она только и делала, что пряталась. Вновь называлась чужими именами, меняла платья, как змеи сбрасывают кожу. Непривычно. Немного неправильно. Единственное, что было правильным, это то, что она снова для всех была Ван Клиф. Оставалось только стиснуть зубы и смириться, что Некоронованные не просто не хотят голову короля Штормграда, а желают, чтобы она как можно дольше оставалась на королевских плечах. С прочей грязной работенкой смириться было куда проще - не впервой, но защищать короля...
Ванесса хмыкнула и опрокинула в себя кружку с бренди. Легче не стало.

Раньше было проще - даже когда она собирала для приемной матери сорняки для похлебки, да отстреливала истощавших кабанов. Мясо у них было жестким, поэтому в похлебку шли только потроха, а остальное вымачивалось и сушилось на солнце.
А потом была заварушка на Холме, веселая Пиратская Бухта и это было проще вдвойне - потому что рядом был Рипснарл. А потом Рипснарла вдруг не оказалось рядом, и Несса как-то окончательно позабыла что такое жить в открытую и ощущаться. что тебе хоть иногда прикрывают спину.
Черт.
Это все горожане в черных треуголках, и дурацкие торговцы с их дурацкими попугаями и дурацкие паломники в дурацкую Тернистую Долину.
Жители Азерота вообще и Даларана в частности пиратов обычно не жаловали - за исключением этих двух дней, когда все наряжались не хуже чем на Ярмарке Новолуния. Так и хотелось взять за шкирку кого-нибудь разгулявшихся горожан, да подержать подольше в соленой воде на побережье - для того чтобы хлебнул пиратской доли в прямом смысле этого слова.
Но нельзя, ни Джорах, ни Совет такую самодеятельность в Даларане не одобрят. Да и на побережье, занятом Альянсом, тоже.

Несса сделала еще один глоток, подняла глаза от кружки, и закашлялась, замотала головой, чтобы отдышаться и проморгаться.
Бренди, конечно, было крепким, но призраки даже после трех кружек к ней обычно не являлись.

+2

3

В первое время Харрингтон был просто рад, что не сдох в желудке вечножора. Потом, когда он понял, на что его сменил, он строил планы и не сомневался, что скоро выберется и с "Вазувия": шальная удача всегда была на его стороне и все почти всегда заканчивалось хорошо.
Спустя шесть лет, когда они наконец-то встретили корабль, который смог их одолеть, проклятье развеялось, а Харрингтона, упавшего в ледяную воду, подобрало судно-победитель, он не сразу поверил в то, что случилось, а когда поверил, обнаружил, что желаний у него нет никаких - потому что то самое, единственное важное, уже исполнилось.
В первые дни среди живых он мало говорил и почти шарахался от людей. Это считали нормальным, но места на корабле ему предлагать не стали. Они шли вдоль Нордскола и дальше, он даже не знал, куда. В Нордскол Харрингтону было совершенно не нужно, ему нужно было возвращаться на юг, где он снова бы стал собой, снова - в который уже раз? - достал бы себе корабль, нашел бы остатки старой команды, добрал бы новую и отправился в море. Ну, не так сразу, правда - на этот раз он, кроме команды, нашел бы и Несси - чтобы знать, все с ней хорошо, или на нем еще одна смерть только потому, что кто-то слишком сильно ему доверял.
Как бы там ни было, ничего из этого в Даларане он сделать все равно не мог. Летающий город висел прямо, но иногда все равно можно было представить, что он чуть покачивается. Было людно, пестро и шумно: люди играли в пиратов. Харрингтон планировал дождаться конца праздников, а потом присоединиться к кому-то - да или даже наняться, он был отличным моряком и никогда не боялся простой работы - и вернуться поближе к Бухте. План этот не пестрел подробностями, не учитывал риски и был скорее грубым наброском, но это было хоть что-то. Больше у него все равно ничего не было.
Он чувствовал себя уставшим - примерно так, как и нужно чувствовать, если шесть лет провел, отрезанным от мира живых. Сбегать от такой усталости Харрингтон умел или в море, или в запой, что в Даларане превращалось просто в запой, без других вариантов.
- Плесни мне бренди, - велел он в таверне, куда зашел, учуяв, что в ней приятно пахнет.
- За бренди бы берем...
Денег у него, конечно, не было, но это было недостаточно веским поводом, чтобы не пить.
- Плесни, - тихо и угрожающие, но очень спокойно, повторил он. - Мне. Бренди.
Первый стакан Харрингтон просто осушил одним махом. Второй тоже. С третьим он наконец-то отошел от испуганного трактирщика и обвел это место взглядом. Искал свободное место - а нашел кашлявшую на него женщину, один в один похожую на мелкую Несси, если бы она подросла и добавила объемов, где следует.
- Жива, значит, - сев напротив, отметил он и крикнул в сторону. - Эй, хозяин, подай-ка нам всю бутылку!

+2

4

- Я заплачу. - Несси, наконец, перестала кашлять, и не глядя швырнула трактирщику кошелек с монетами. Один из плюсов ее сомнительного положения - в тавернах она теперь могла сорить деньгами сколько влезет.

Она не могла понять, изменился ли Харрингтон за прошедшие годы. Ну, может, седины чуток прибавилось. Выглядел он почти так, как обычно выглядят моряки после того, как в плавании их судно пожует и выплюнет очередной шторм, но все равно выглядел он чуть лучше, чем когда она вытащила его из колодок.
- Ты где шлялся? - она пододвинула бутылку и плеснула себе добрую половину кружки.
Тон у нее был - ни дать ни взять, как у рассерженной женушки, которая встречает своего благоверного скалкой, после того как он всю ночь прокутит с дружками да шлюхами.
Последний раз, когда она видела его, они еле унесли ноги от какого-то лохматого да рогатого племени на земле обетованной. Жило племя в шатрах, молилось огню и, кажется, называло себя яунголами. Кто ж знал, что заброшенный многоуровневый склеп неподалеку от их стойбища, какая-то почитаемая до пор святыня?

А после вообще началась чертовщина - куда бы они не пошли за ними следовал сероватый туман. Он таился на тропках в скалах, в зеленых лощинах, возле реки. Несси в этот туман входить совсем не хотелось, и никому из команды тоже. Когда туман наконец нагнал их, в какой-то бамбуковой роще, размышлять что или кто гонится за ними уже не было времени - Несси просто бежала. Отмахивалась от каких то когтей или щупалец из тумана выползавших, от роя мошкары. Она выбралась и упала лицом прямо на тропку возле какой-то хижины. Там ее и подобрал местный отшельник - толстый и улыбчивый, как и большинство жителей Пандарии. Пару недель Несси жила у него, носила воду - чистый источник находился в низине и ей приходилось отмахивать сотни пять шагов; помогала собирать хворост, а отшельник показывал ей как разрубать ладонью доски и камни. Не то, чтобы она освоила это искусство в совершенстве, но можно было сказать, что хук левой у нее стал вовсе даже неплох.
Никого из команды она после так и не нашла. Впрочем, говорили, что косого Пита видели где-то южнее - в одной из мелких деревушек.
- Так где? - спросила она уже тише, поворачивая в руках кружку и внимательно разглядывая узор на ней.

+1

5

- Вообще это забавная история, даже очень, - коротко ухмыльнулся Харрингтон, закончив любоваться Несси.
Только по ней он и понимал, сколько лет прошло. Как много времени он потерял. Ухмылка сползла с его лица так же быстро, как и разрезала его.
- В Пандарии ты помнишь сама, как все обернулась. Ни золота, ни драгоценностей, ничего, одна только репа.
В "репу" он вложил все презрение и омерзение, которые смог в себе наскрести. Сухопутная жизнь - вообще не для морских людей, но то, чем оказалась Пандария, было даже хуже, чем можно представить. Тихий мирный край, где никогда ничего не происходило, а любые попытки хоть как-то развеселиться тянули за собой черных демонов, похожих на деготь, избавить от которых было невозможно, если только не подчиниться спокойному течению местной жизни.
Невыносимый край, быть в котором ему было невыносимо и как адмиралу Рипснарлу, и как Джеймсу Харрингтону - как вообще кому угодно.
- Потом ты потерялась, я немого поискал тебя, но в тумане не смог найти - потому что этот туман был не такой, не тот, в котором удобно скрываться, другой. Потом мы с ребятами немного разошлись, и скоро я... а, и рассказывать не хочу, глупо вышло. В общем, закончилось тем, что меня проглотила огромная рыбища. Невероятная, внутри у нее, веришь, жить можно было бы. И добра хватает: вокруг латы, наручи, кристаллы, еще какая-то ерунда - и еще фонарь. Фонарь важен, - уточнил Харрингтон и, щедро плеснув себе еще бренди, выпил.
Бренди согревал ему нутро, мертвенный холод, который не отпускал его годами, убирался прочь, и он начинал снова чувствовать себя собой. Харрингтон оглянулся - вокруг хватало народа, и все здесь были живы. А если мертвы - то окончательно и бесповоротно. Все, как и должно быть.
- Из рыбины я выбрался, конечно, но только к тому времени, как я сделал это, мы с рыбьей тушей оказались на острове, неприятном таком, диком, маленьком, смотреть не на что. Я осмотрелся немного, потом стало темно, и я зажег фонарь - и тут появился корабль. Такой, знаешь, от которых лучше бы держаться подальше. Он назывался "Вазувий", капитаном там был - ты не поверишь, Несси, но твой обожаемый капитан Генест. И пришлось мне с ним поплавать последние... сколько же лет прошло? А, неважно. Ну а теперь корабль развоплощен, моя веселая мертвая команда болтается где-то на дне морском, а я здесь, возвращаюсь на юг. Поищу, кто там остался от моих ребят, моих поисковых плакатов, моей репутации. Давай со мной, мелкая, как в старые добрые?

+1

6

- Я... - Несса осеклась, прикидывая варианты. Не то, чтобы Некоронованные незримыми цепями приковали ее к Даларану, но о былой вольнице пока и речи идти не могло. - У меня тут пока должок. С процентами. Джораха помнишь? Он еще возглавлял шайку в Хилсбраде, и они со Ш.Р.У. то братались, то собачились и так без устали. Ну так вот, он сейчас заправляет здесь. Ну понятно, не советом магов, и не в правлении Даларана, а по-настоящему. И скажем так, мы... повздорили.

У Нессы язык не поворачивался рассказывать Рипснарлу о своем постыдном провале при попытке получить место в совете Теней.
- В общем... это получше, чем работа на Шоу, по похуже, чем могло быть, если бы мы по прежнему делили с Кровавым парусом доски непотопленного торговца. Хуже, потому что сейчас здесь пекло почище того, что когда-то по слухам творилось на Хиджале или в Лордероне.

Она отпила из кружки и кивнула за окно таверны. Островов отсюда, правда, видно не было, как и мерцающих зеленоватых звездочек Скверны, расплескавшейся по поверхности земли, но если Харрингтон хоть краем глаза заглядывал дальше площадки Краса, он вполне мог оценить масштаб бедствия.
- И самое паршивое, сейчас мы как зеницу ока должны беречь молодого короля. - криво усмехнулась Несса. - Кстати, Вариан отправился к праотцам, пусть Скверна ему будет пухом. Помянем! - она запрокинула кружку, а потом хлопнула с размаху ею об стол. Хорошо, что кружка была оловянной, а не из дерева, как в какой-нибудь златоземской пивнушке, а то разлетелась бы в щепки.

+1

7

Харрингтон поморщился:
- Ну как дети малые, на пару лет нельзя одних оставить.
Но кружку все же поднял. За то, что покойный Вариан наконец-то стал покойным, не выпить было никак нельзя. Не то, чтобы он как-то особо сильно не любил правителей Штормграда - с ними счеты были у Несси. Харрингтон же просто в целом не любил и не признавал никакую власть - кроме своей, конечно, незыблемой и непогрешимой, когда он был на борту своего корабля. Исключением была династия Седогривов, но об этом он старался умалчивать и любое проявление своего хорошего к ним отношения обычно маскировал жадностью, жаждой наживы, выгодой и прочими куда более характерными для пирата качествами.
- За Вариана и за Андуина, пусть Скверна будет ему прахом. Когда, конечно, придет время. А ты, значит, его отодвигаешь.
Он покачал головой и наставительно произнес:
- Нехорошо. Помогай ближнему своему, но знай меру в помощи. А, впрочем, ты никогда меня не слушала. И с учетом того, что из нас двоих не ты выскочила из брюха рыбищи на корабль мертвецов, возможно, оно и к лучшему. Здесь-то ты что делаешь? Тут молодой король, да пребудет он во свете, или просто что-то веселое?
Харрингтон налил себе еще, но теперь совсем немного - просто чтобы было, что болтать по дну кружки, и на какое-то время замолчал. Ему многое нужно было успеть, и еще больше нужно было догнать. Он не мог снова впрягаться в долги с процентами, даже если они были получше, чем было с Шоу. Особенно в долги чужие - даже если речь шла о Несси.
- Ты знаешь, я люблю тебя, детка, но я не смогу тебе помочь со всем этим. Не в этот раз. У меня ведь даже корабля пока что нет - а ты сама знаешь, куда мне без корабля. Но когда ты разберешься с этим всем, найди меня или пошли весточку, и я сам тебя найду - хоть где найду - у меня на борту тебе место всегда найдется. А сегодня забудь обо всем. Сегодня же наш день, и не делай вид, будто тебя он вообще никак не касается.

+1

8

Принца (а теперь уже короля) Андуина они с адмиралом не любили по очереди. Были времена, когда Джеймс понять не мог, с чего Ванесса так взъелась на парнишку. Кровная месть, конечно, дело благородное, но сам Андуин традицию вражды между Риннами и ван Клифами, похоже не поддерживал.
Это, на самом деле, и бесило Нессу больше всего на свете. Невзаимность. Чертов принц-святоша, при каждой встрече демонстрировал готовность ее простить-понять-обогреть да еще и при свидетелях, так что у Ванессы аж скулы сводило, как от кислого вина.
- Я эту кончину не в первый раз отодвигаю - буркнула она сердито. - Было уже. Так что не удивлюсь, если заявится призрак Эдвина и заявит мне, что все, чем я занимаюсь - это какой-то гребаный стыд.

Она вздохнула и потребовала у трактирщика закуски. Предположение адмирала вызвало у нее нервный смешок.
- Да кто ж этот штормградский цветочек сюда на передовую пустит? Нет, здесь рутина из демонов, трупов, бессмысленных подвигов и выяснений, кому достанется очередной артефакт - вождям Орды или королям Альянса, чтоб им всем... Другое дело. Несса сощурилась. - Что демоны завели поганое свойство прикидываться людьми, и уже дважды пытались устроить что-то вроде покушения на эту нашу честь и совесть. Так что по уму мне полагается отвести тебя к магу или в собор и проверить, насколько ты это ты, а не какая-нибудь дрянь из водорослей или сквернопли.
По выражению лица Нессы сейчас вовсе было неясно, шутит она или всерьез собралась звать жрецов.

- Но в любом случае, собор может подождать до тех пор, пока мы не прикончим бутылку, или сами не помрем от восторга, при виде всех этих ряженых - она ткнула пальцем за окно, где в толпе прохожих выделялась фигура какого-то здоровяка в камзоле и шляпе, напоминающих костюм самого Рипснарла в старые времена.

+1

9

- В собор я не хочу. Я не для того выбирался из очередной дыры, чтобы идти после этого в собор. Дрянь из водорослей так пить не смогла бы, - Харрингтон подмигнул и опрокинул в себя еще дозу алкоголя.
С верой у него были сложные отношения, у веры с ним - да и со всеми воргенами - тоже. Потому, воспитанный в уважении к Святому Свету, теперь адмирал если и поминал старые заповеди, то исключительно в неправильном их толковании, оправдывавшем все, что он или его команда делала. Ходить при этом в любые настоящие соборы и общаться с любыми настоящими жрецами чего бы то ни было Харрингтон считал ненужной блажью и каким-то самоистязанием. Он ведь и так знал, что проклят, и что Святой Свет, который и раньше затрагивал его разве что по касательной, теперь совсем не про него.
Но все демоны были скверной новостью. И почему Несси волнуется о них и о нем, он легко мог понять.
- Чем тебе не нравятся эти ряженые? - увел он разговор в более приятное русло. - В Пиратской Бухте помнишь, как весело было, нет? Да и потом, в какой еще день нашего брата пустят куда угодно. без вопросов, подозрений и попыток задержать? Ты бы знала, сколько договоров и сделок мы проворачивали под носом у власть имущих, только потому, что в День пиратов никто не обращает внимания на пиратов и никто не отличает нас настоящих от нас фальшивых. Вот смотри, например, вон тот парень - он ведь вылитый... эй, постой-ка!
Харрингтон нахмурился и вырос над столом. Он был почти уверен в том, что не ошибся, и все же в нынешних обстоятельствах он понимал, что "почти" стоит все же проверить до конца. Потому он вышел из таверны, жестом позвав за собой Несси. Трактирщик, все время наблюдавший за ними, почти прослезился от счастья: наверняка он уже успел попрощаться со всем мало-мальски ценным в своем небесном клоповнике, испуганный твердым и недобрым адмиральский взглядом.
Теперь этот взгляд вцепился в шляпу, которая была похожа на его адмиральскую, ту самую, которую ему подарила когда-то давно Несси, и которая потом куда-то делась, потому что кому нужна шляпа, если у тебя есть корабль, а по тебе и так видно, что ты тут самый главный.

Детина в адмиральской шляпе был на голову выше усредненной толпы, потому следить за ним было легко. Харрингтон прокладывал себе путь среди людей, представляя, будто они - море и потому с легкостью рассчитывая и течение, и внезапные волны, и потенциальные места, где легко в этом море сесть на мель. Он только иногда притормаживал, чтобы убедиться, что Несси все еще рядом, и что ей легко идти у него в свободном от снесенных людей кильватере. Детина остановился довольно внезапно, влившись в группу таких же разряженных людей, и Харрингтон с удивлением понял, что все они изображали кого-то из Пиратской Бухты, а детина и правда изображал его. Довольно странного его, причем - в том, что он делал, как и что говорил, было очень мало мало того, каким адмирал был на самом деле, но очень много того, каким его помнили и как о нем рассказывали. За шесть лет небылиц прибавилось, а старые истории стали звучать опасней и невероятней.
- Постой-ка, Несси, я что, стал каким-то сказочным героем? - не веря, уточнил Харрингтон.
Своя Несси у них там тоже была, но настоящего ее имени они, конечно же, не знали, как не знали и того, кем она ему приходилась. Она была одновременно дочерью, любовницей, дочерью старого друга, спасительницей и самой главной. Ну, то есть, суть они вполне уловили, просто смешать все воедино не смогли.
Стоя в толпе, увлеченно следившей за этим балаганом, он не заметил, как и сам потерялся в чужом карнавальном вихре, и потому когда в другой конце улицы появилась такая же группа ряженных, изображавших пиратов Кровавого паруса - в какой-то момент он почти поверил, что это они и есть. Поняв, как глубоко затянуло его представление, усиленное бренди, которое начинало бродить в крови, Харрингтон снова нахмурился и решил, что пора все это заканчивать.
Он не успел пробиться сквозь толпу, как не успели подойти ближе и начать ненастоящую схватку лжекровавцы: их остановил его голос - его собственный голос, который рявкнул страшно и неразборчиво за секунду до того, как из неприметного переулка выскочил точно такой же, до пустого кошелька и блеска в глазах, Джеймс Харрингтон, адмирал Рипснарл - настолько такой же, что он и сам не отличил бы, где он настоящий.

Отредактировано Admiral Ripsnarl (2017-09-11 01:16:50)

+1


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Настоящее » Приятель, смелей разворачивай парус


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC