Джесси Фалривер

20 лет, человек; коммодор «Кровавого Паруса», пират и просто редкостная прелесть с паршивым характером.
ВНЕШНОСТЬ: Ingrid Berdal

http://s8.uploads.ru/ziSuC.gif


Факты о персонаже


• Очень грустная женщина, пока не выпьет. Когда выпьет, становится крайне веселой, но грустить начинают почему-то все остальные. Удивительно.
• Причин для грусти у нее достаточно: смерть брата, неведение относительно судьбы матери… а еще эти мерзкие нелюди, наводнившие мир, от которых сплошные проблемы. Жить и дышать было бы намного легче, если бы не эти богомерзкие создания. Осталось только выбрать, какому именно богу они мерзки. С этим у Джесс всегда были проблемы, но не то что бы ее это сильно смущало. Проблема самоопределения в религии волнует ее мало до тех пор, пока не встречается кто-то, больше напоминающий помесь быка, гоблина и ушлого торговца из порта, потому что нет, спасибо, вот такое дышать помешает точно.
• Не то смуглая, не то обгоревшая; волосы выгорели на солнце, от соли и ветра ломкие и сухие. Это, впрочем, не означает, что Джесси выглядит как пугало. Она, в конце концов, дочка герцога — это о чем-то да говорит. О том, например, что смотреть сверху вниз она умеет даже на двухметровых громил, а грамотное обращение с вилкой и ножом ей привили с раннего детства: вилка должна торчать из глаза, а нож — из уха.
• В целом — малоприятная личность, пока не выпьет. Когда выпьет — неприятная до крайности, потому что, ну в самом деле, объятия по пьяни с Джесси Фалривер — это не предел мечтаний здорового и здраво мыслящего человека. Честное слово.
• Не так ужасна, как кажется. У нее есть собственные представления о добре и зле, справедливости и всем прочем, но проблемы две: эти представления её собственные и они крайне редко сходятся с чьими-то еще. Во всяком случае с представлениями тех, кто не считает, что «если выгодно, значит — хорошо». Мир во всем мире — это звучит для Джесси примерно как обещание конца света, потому что есть хочется всегда, а убивать — это нормально. Мир во всем мире не предполагает первого и, следовательно, второго.


Хэдканоны


Пока не обзавелась


Информация об игроке


Ворнинг! О фэндоме я знаю чуть больше, чем то, как пишется «варкрафт».
Пишу в среднем раз в три-четыре дня, когда не случается выпадания в ирл (а у меня на носу диплом, поэтому выпадания случаются), но тащемто стараюсь не затягивать.
Играю все, что играется; не особо умею флафф ради флаффа, экшон ради экшона и вообще (подставить нужное) чисто ради (подставить нужное). Сюжет — это всегда хорошо, даже самый простой.
Даже если это случайные потрахушки, переросшие в ломающиеся от логики интриги, тайны захудалого двора и «какая неожиданность, меня снова пытаются убить».
Связь — для начала ЛС, а если понадобится, выдам мессенджеры.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Пора привыкнуть, что из кошмаров всегда сбывается худший.
Джин видит это отчетливо. Понимает.
Но сердце не пропускает удар, дыхание не сбивается, пульс не частит.
Это рабочий момент. Тебя раскрыли — выворачивайся. Пострадать можно потом, когда не будет опасности, и…
И немного грустно становится оттого, что теперь и Кассиан проходит в категории «опасно». Доверие — вещь, требующая взаимности. Доверять тому, кто не доверяет тебе, невозможно.
Во всяком случае, когда ты об этом знаешь.
— О, — Лиана — Лиана, не Джин, нет никакой Джин, и не было, и не будет, — смаргивает наворачивающиеся слезы, ухмыляется и склоняет голову к плечу. — Благодарю.
Делает шаг в сторону, обходя Кассиана, хотя прежде бы могла в шутку задеть плечом, сталкивая с дороги, и одергивает край майки, выбившийся из-за пояса.
Может быть, лучше остаться и попробовать поговорить. Объяснить. Доказать, что ничего не изменилось, что с ее стороны все осталось так же, как было прежде, но.
Но Лиана Халлик не плачет, терпеть не может оправдываться и скорее заедет локтем в бок, причем весьма ощутимо, чем станет тратиться на слова.
Джин Эрсо нет. Есть Лиана. Лиана Халлик.
Отец в детстве называл ее «мелочь» и умер, когда ей не исполнилось и восьми лет.
Джин привычно раскладывает по карманам и креплениям оружие, убирает бластер в кобуру и проверяет, чтобы ничего не шумело, не блестело, не звенело. Действия привычные, доведенные до автоматизма — Со Геррера учит ее этому, когда забирает с Ла’му. В десять лет Джин знает, что нельзя носить слишком яркое, слишком мрачное, блестящее или звенящее, слишком шуршащее или опасное. Никаких длинных подолов, длинных шарфов, максимум простоты и удобства.
В десять Джин неплохо управляется с бластерной винтовкой и парочкой других моделей. Знает, что если загнать вибронож под ноготь, будет больно, а если вывернуть пальцы, но не сломать, всегда есть возможность оттянуть чужую смерть и получить ответы на вопросы.
Дядя Со учит ее этому — и еще очень многому.
Он учит ее, что никто не должен знать ее на самом деле, потому что иначе она не выживет.
В девять лет отец учит ее, на какую кнопку нажать, чтобы вызвать Со.
В десять лет Со учит ее, как на коленке собрать одноразовый передатчик и как присобачить его к заряду, чтобы успеть отбежать подальше.
Джин закатывает глаза, когда ей на голову надевают черный плотный мешок, и думает, что ничего, мать твою, не изменилось.
«Только троньте, — говорит она до этого, убирая бластер и поднимая руки на уровень груди, — и вряд ли Со Геррера обрадуется»
Косит взгляд на Кассиана, проверяя, следует ли он ее примеру.
«Передайте ему, что вернулась Джен»

Отредактировано Jessi Falrevere (2017-09-27 22:34:53)