ИМЯ ПЕРСОНАЖА

Возраст неопределяем(>30), эльф крови; лидер ордена Рыцарей Крови.
ВНЕШНОСТЬ: Tardar Sauce

https://pbs.twimg.com/profile_images/848471660860538880/pevXVsIp.jpg


Биография


Ссылка на вовпедию.

quick summary

Лиадрин, по всей видимости, является сравнительно молодым представителем своей расы, но ее биография представляет собой захватывающую, хотя и грустную историю, или даже несколько, впрочем, для высокорожденных, сумевших пережить последние 20-30 лет, это вполне обычная история.

У Лиадрин все не задалось с самого начала, вялотекущий конфликт с племенами троллей Амани оставил ее сиротой, и ее удочеряет Верховный Жрец Ванделлор (Vandellor). Следующие годы, за исключением нескольких минорных инцидентов, на поверку оказываются самыми спокойными в ее жизни, Лиадрин решает пойти по стопам своего приемного отца и успевает принять сначала титул жрицы (и участвует в этом качестве в конфликте, известном как «The Second War»), и добивается титула верховной жрицы как раз к началу Третьей Войны. Как мы все знаем, Третья Война не была особенно милосердна к эльфийскому королевству.

На момент окончания Третьей Войны Silvermoon лежит в руинах, Солнечный Колодец осквернен, а Верховная Жрица Лиадрин (вместе с большинством остальных выживших) испытывает кризис веры. Видя, что война проходит по наихудшему сценарию, Лиадрин уверяется, что Свет отвернулся от ее народа, она отбрасывает титул жрицы и берет в руки оружие. Когда принц Кэль’Тас, срочно вернувшийся на родину из Даларана, собирает силы для атаки на оскверненный Солнечный Колодец, то Лиадрин отправляется с ним, но не жрицей, а воином. Жажда мести становится ее cпутником на долгие годы, наравне с голодом по магическим энергиям, которым теперь, в отсутствии энергий колодца, одержимы все эльфы крови.

Следующие пять лет Лиадрин, движимая смесью из гнева, отчаяния и чувства вины, проводит, истребляя Плеть на территориях, что ранее принадлежали к Квел’Таласу, пока в 25 году не получает приказ прибыть в столицу, где ей сделано предложение, от которого она не способна отказаться. Принц Кэль’Тас сумел пленить наару, создание, почти полностью состоящее из Света, и отправил его из Запределья в Квел’Талас в надежде, что энергии наару помогут его народу справиться с голодом по магическим энергиям, который они испытывали после разрушения Солнечного Колодца, но здесь наару нашлось лучшее (как тогда казалось) применение. На фоне поражения в Третьей Войне, эльфы массово отринули веру в Свет и потеряли способность использовать его силы, но теперь придворные маги уверенны, что есть способ взять Свет силой у плененного наару, и Лиадрин предложено стать первой на этом пути. Она соглашается и это знаменует рождение ордена Рыцарей Крови, воинов, способных призывать Свет, используя для этого наару, что ставит их на одну ступень с паладинами Альянса, моральная же сторона вопрос не сильно заботит в то время Лиадрин, хотя уже очень скоро она изменит свое мнение.

Не прошло и двух лет, как принц Кэль’Тас продается Пылающему Легиону и отбивает многострадального наару обратно. Потеряв источник силы, Лиадрин вынуждена искать замену, ради чего отправится в Шаттрат в Запределье, где, прояснив все детали о предательстве принца, а так же утвердившись во мнении о недопустимости использования наару как источник Света, присоединяется к армии Расколотого Солнца с целью положить конец этому цирку с конями. Армии Расколотого Солнца удается сорвать планы принца, предотвратить призыв Кил’джедена, и пророк Велен использует сердце, почившего в процессе всего этого, многострадального Наару, чтобы возродить Солнечный Колодец как фонтан из смеси магической энергии и энергии Света, теперь Эльфы Крови могут черпать Свет непосредственно оттуда, Лиадрин кается за попытки взять Свет силой, все вроде бы счастливы и все хорошо.

Впоследствии Лиадрин и ее рыцари в той или иной мере участвуют в большинстве серьезных конфликтов, в том числе сражаются в Дреноре с Железной Ордой. Теперь же, когда на дворе очередное вторжение Пылающего Легиона, Лиадрин и ее рыцари входят в возрожденный орден Серебряной Длани в надежде положить наконец конец всей этой фигне.

алсо ее официальный арт.

https://wow.gamepedia.com/media/wow.gamepedia.com/thumb/8/8c/Liadrin_Hearthstone.jpg/394px-Liadrin_Hearthstone.jpg?version=1c78caa77fa6a7b9c9f899e3194b8e71https://wow.gamepedia.com/media/wow.gamepedia.com/thumb/e/ef/Liadrin_Official.jpg/613px-Liadrin_Official.jpg?version=5f9bca5c85663a834c57d01b1d8bbab8


Характер и малоизвестные факты


Несмотря на то, что в прошлом ее зачастую несколько заносило(из жрицы в воина и обратно), но теперь она старается избегать впадать в крайности. С учетом возложенных на нее обязанностей, она наверное иногда кажется высокомерной или самоуверенной, но она во всяком случае тебя выслушает, ну если ты не демон конечно. Да, потом может и зарубить, но выслушать выслушает. В целом она успела натворить много разной фигни, хотя скорее случайно, чем по злому умыслу, но теперь старается не повторять.


Хэдканоны




Информация об игроке


Ну ты и так же все знаешь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


ПРОБНЫЙ ПОСТ

Когда армия Расколотого Солнца планировала атаку на плато Солнечного Колодца, Лиадрин настояла, что ее рыцари пойдут в бой первыми. Кто-то же должен, а они лучше знали местность, были лучше обучены, а главное, хотя Лиадрин и старалась поменьше вспоминать об этом, были невольными соучастниками и спутниками принца на его пути к безумию и жажде власти. Принц Кэль’Тас, последний из династии Санстрайдеров, а ныне именуемый просто "предатель", планировал открыть дорогу Пылающему Легиону через Солнечный Колодец, и для Лиадрин существовал ровно один путь. Помешать ему или погибнуть пытаясь.

Плато встретило ее картинами, до боли напоминавшими события шестилетней давности, когда Плеть смяла их последнюю, отчаянную оборону, как бумажных солдатиков, и Солнечный Колодец, давний источник силы для ее народа, был безвозвратно потерян. Вновь, от предыдущих стычек с силами принца, земля была усеяна трупами, часть из них с отпечатком скверны Легиона, часть со знаками расколотого солнца на доспехах, вновь время было против них, и, отогнав эти мысли, Лиадрин повела своих людей в бой.

Впоследствии она никогда не могла вспомнить в деталях, что же случилось дальше. Гнев, боль, отчаяние и чувство вины были ее постоянными спутниками все эти шесть лет, и открывшаяся ей картина стала последней каплей. Вид феникса, реющего на знаменах рядом со знаменами Легиона, выпустил наружу всю ее ярость, копившуюся без малого шесть лет. И хотя Лиадрин была отрезана от наару, весь Свет, что оставался в ее душе, возможно дремавший там еще со времен, когда она была жрицей, вспыхнул ярче, чем тысяча солнц, изумрудный цвет ее глаз сменился на обжигающе золотой, а феникс на гербе расправил крылья. И за ней вспыхнул каждый из ее рыцарей, став пылающим копьем в руках Расколотого Солнца, они врезались в строй войск принца, выжигая себя до конца, что бы уже через мгновение потухнуть. Но мгновения было достаточно, иногда достаточно одного толчка, стоит лишь потерять ключевую позицию или не успеть изменить построение, и твои войска сыпятся, как карточный домик. Рыцари Крови стали именно таким толчком, и могилы погибших были украшены изображением феникса, вылупляющегося из расколотого солнца, в память о их жертве.

Она чувствовала себя абсолютно опустошенной, и ей казалось, что в последней своей вспышке она отдала все, что делало ее живой, но ирония состояла в том, что, по этой же самой причине, ей было абсолютно все равно, кроме того ее душевное состояние помогало ей справляться с ее текущей задачей. Рыцари Крови своим яростным натиском возможно выиграли битву, вложив в это себя без остатка, но ни один из них не вышел из боя целым, и Рыцари Крови просто были не в состоянии продолжать, а война не была окончена, и Лиадрин пришлось переложить дальнейшее решение этого конфликта на плечи более свежих сил Расколотого Солнца, и отправить своих людей, тех кто еще мог ходить, заниматься ранеными, жрецам конечно нет равных в исцелении ран, но вот проблема, их почему-то всегда не хватает. Когда она видела выживших, она монотонно, не обращая внимания на крики боли, перевязывала их раны, оттаскивала их куда-нибудь в сторону и оставляла их дожидаться более адекватной помощи, они конечно смотрели на нее глазами полными ужаса и хватали ее за руки, но сейчас ее это не трогало, и она без угрызений совести оставляла тех, чье свидание со смертью не смогла бы отменить, даже еще будучи жрицей, живые были в приоритете. "Приятно видеть, что благополучие моего народа так сильно заботит тебя" - она отвлеклась от молодого дренея, чью рану пыталась вот уже несколько минут перевязать, но пациент попался буйный, хватал ее за руки и так выл от боли, что она подумывала заехать ему чем-нибудь по голове, и повернулась на голос. Пророк Велен возвышался за ее спиной, он присел рядом и, коснувшись раны ладонью, остановил кровотечение, при виде Велена дреней наконец замер, и Лиадрин сумела закончить начатое, поднялась и отправилась искать дальше, но Велен прервал ее: "Вы победили на этот раз. Иди со мной, это важно".

На всем их пути к Солнечному Колодцу они видели следы боев, Расколотое Солнце дорого заплатило за эту победу, но дороже всего заплатили эльфы крови, которые составляли значительную часть как и Расколотого Солнца, так и сил предателя. "Мы умирающая раса, и мы все равно не можем перестать убивать друг друга". - Лиадрин сама удивилась безжизненности своего голоса, Велен ответил:"Да, шесть лет вы шли темным путем, а твой путь, леди Лиадрин, был темнее многих, но я верю, что сегодня ты успела сойти с него, а значит и для других есть надежда, смотри". В следующую минуту Лиадрин наблюдала возрождение Солнечного Колодца, наблюдала как сердце наару вспыхнуло в нем фонтаном Света, и в ее душе на остатках гнева и чувства вины, как феникс из пепла, восстала надежда. Свет вернулся в Квел’Талас.