Варкрафт: Расколотый мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Страницы прошлого » Первая ошибка из многих


Первая ошибка из многих

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumfiles.ru/files/0018/e4/3f/48133.png
https://itagback.com/wp-content/uploads/2017/08/DT-Mythic.png

Kil'jaeden The Deceiver, Prophet Velen

Время:Золотая Эпоха Аргуса, восстание Тал'киэля
Место:Аргус, Мак'Ари
Описание:Задолго до решающей битвы за судьбы мироздания, Аргус был светочем цивилизации - золотым миром, распространяющим на Великую Запредельную Тьму свет надежды. Но даже в эпоху, когда он сиял словно солнце, на нём были тёмные пятна. Одним из таким невольно стал Орден Пробудителей: доверенные чародеи, проникшие в тайны призыва и творения. Лучший из них, Тал'Киэль, совершил гигантский прорыв в магии и технологиях, сплетая их в единое искусство. Жаждущий большего, он проник слишком далеко во мрак космоса, чем привлёк внимание ужасающих исчадий Круговерти. Время, отпущенное Аргусу, начало сокращаться в тот день.

+1

2

Стоя напротив окон Престола, Пророк тяжело выдохнул. Проведя рукой по густой черной бороде, он окинул взглядом залу. Напряжение, что витало в воздухе, невозможно было так просто отнять. Гонец-эредар, стоящий напротив, ожидал его ответа. Но Пророк не спешил его давать, мысленно взвешивая все. Прибегал ли он к своему дару? Да. Но волнение сбивало ход мыслей, нужна была медитация, а не использование способностей вот так, на пустом месте. Махнув рукой, Велен выпрямился.
- Передай мои благодарности инструкторам. Приглашение магистр Тал'Киэль получит после того, как Дуумвират обдумает его послание.
Эредар поклонился, расшаркиваясь, и покинул помещение. Двери за ним мягко зашуршали, а вот Пророк склонился над столом, положив руку на грудь. Откуда-то взялось это чувство беспокойства, волнения и.. страха. Сжав руку в кулак, мужчина одернул себя. Нужно было держать себя в руках, и не просто держать - а насильно удерживать и не позволять эмоциям брать верх. Взяв со стола свиток, эредар спешно покинул свой кабинет.
Стража, что стояла у дверей, подобралась, когда мимо них шагнул Пророк. Он привычно улыбнулся им и кивнул. Велен тепло относился к каждому эредару, живущему на Аргусе. Их жизни, их судьбы и их будущее - все для него было важно. И был важен каждый. Наверное именно потому его настолько беспокоили донесения из Магической Консерватории. Новые исследования, новые открытия и свершения - это всегда было прекрасно. Но что-то в запросе магистра Тал'Киэля незримо беспокоило Пророка. А он привык доверять своим чувствам. Но был тот, кому доверял еще больше.
Коридор оборвался и Велен оказался в просторной зале, сияющей от игры света в ней. Центральный зал приема был как всегда чист и светел. Он пробежался глазами по редким эредарам, что учтиво кланялись ему. Он отвечал кивками и улыбкой, но не находил того, кого искал. Качнувшись на копытах, Велен направился в иное крыло коридоров, перекидываясь парой фраз с идущими мимо или ему на встречу. Замерев перед крупной дверью Пророк все же без стука и предупреждения вошел.
- Кил'джеден, брат мой, ты уже получил весть из Консерватории от Пробудителей? - он оглядел зал, отведенный второму правящиму в Дуумвирате.

+2

3

Обычный распорядок дня в Престоле Дуумвирата лично для одного из правителей расы эредар - не того, кто отличался потрясающей рассеянностью в делах, связанных с женщинами - начинался почти всегда одинаково, с пробуждения в глубине спален. Его личные покои находились между восточной и западной стенами, отчего жилище Кил'джедена обладало достойным видом на сияние жемчужины творения, Мак'Ари. Столица эредар, сиявшая подобно алмазу и обретающая истинное великолепие лишь в тёмные, ночные часы, когда свет высочайших шпилей города проникает в саму Запредельную Тьму. Чародей любил завершать длинный день забот и тревог тем, что посвящал целых десять минут из своей жизни любованием красотой Мак'ари, города, который он помог сотворить почти в такой же мере, как и поколения и поколения строителей. Но, помимо шикарного балкона, в остальном комнаты Кил'джедена представляли из себя достаточно аскетичную, даже рабочую обстановку, полную небольших личных деталей - он не любил пустые украшения, а потому покои и рабочий кабинет трудно было различить. Всё было подчинено жёсткому распорядку дня. Будучи правителем, Кил'джеден не любил тратить время понапрасну, проводя его за бесконечной работой и магическими изысканиями. Так что он снабдил свой зал для работы всем необходимым инструментарием, заканчивая этими новомодными арканными иллюзиями. Как их назвал Тал'Киэль...голограммы? В любом случае, эредар по достоинству оценил это новое приобретение, сумев отказаться от необходимости заносить тонны информации вручную, на свитки, вместо этого стоя или сидя изучая и записывая всё непосредственно с помощью магии. Удобное устройство. Надо будет похвалить мастера-магистра в будущем.
Будучи одним из лидером, Кил'джеден мог бы позволить себе и куда более пышное обилие магических игрушек, но увы - уродовать прекрасный лик цитадели Дуумвирата было не с руки, поскольку все эти новшества занимали слишком много места. Хотя, он уступил собственному эгоизму, исхитрившись организовать себе нечто вроде купальни. И каждое утро, когда ему не доводилось разрешать срочных дел, связанных с проблемами Консерватории (а они были почти всегда) чародей позволил себе немного понежиться. И, как правило, после этого пребывал в возвышенном расположении духа, чем часто пользовались его подчинённые, исхитряясь выторговать себе маленькие радости вроде возможности получить больше выходных дней. Кто проводил их с семьями, кто просто веселился среди столичных огней Мак'ари. Кил'джеден, пускай и был окружён весьма солидным числом представительниц прекрасного и изящного пола, пока ещё не был готов позволить кому-либо похитить своё сердце, а потому отдавал всё свободное время работе. Так и сейчас, ранним утром, когда над Аргусом всходило солнце, эредарский правитель уже был погружён с головой в изучение целого вала посланий. Большая часть их принадлежала к магической природе, так что просмотреть их не составляло особого труда. Обычные разрешения, просьбы, обращения за советом, а также проблемы личного характера визиря Джарасума, опять влетевшего в историю. Правда, особняком было послание, прошение о встречи с дуумвиратом, исходящее от Ордена Пробудителей. Кил'джеден в удивлении не просто приподнял брови, но и разгладил небольшую, изящную бородку. Тал'Киэль просит о встречи без утверждения с консулами?..определённо, мир перевернулся и этот чудаковатый призыватель открыл нечто любопытное, достойное внимание. Конечно, мог быть и обратный случай, с ошибкой, но глава ордена лучших призывателей и чародеев редко ошибался в важных делах, иначе бы не занимал свой пост. Он уже было собирался ответить положительно и направиться к Велену, как тот, словно из той поговорки о горах Аргуса, сам пришёл к нему. Как обычно, без стука и какого-либо предупреждения. Помнится, раза два уже случалось так, что Пророк являлся в самый ВАЖНЫЙ момент, когда его не ждали абсолютно...и, видимо, так и не научился чувству такта. Кил'джедену оставалось только вздыхать и прятать улыбку, благо что он держал в руке, сидя на софе, кружку с горячим джекеком. Горький напиток, дающий бодрость, который эредар подслащал настолько сильно, что попытка выпить из кружки Кил'джедена приравнивалась к пытке.
- Пробудители? Значит, Тал'Киэль послал и тебе просьбу о встрече - или снизошёл до того, чтобы послать личного посланника?..мне помнится, так он поступает лишь с теми, кого уважает. Повод к размышлениям для меня,- чародей всё же позволил себе усмехнуться, легонько поддев своего ближайшего брата и друга. Но, приглядевшись, он заметил глубочайшую озабоченность на лице Велена, сразу же отбросив в сторону посторонние разговоры,- я думал отправиться к тебе и уточнить, когда мы сможем с ним встретиться. Но вид у тебя неважный. Снова видения?
Кил'джеден проявил открытое беспокойство, припомнив те несколько раз, когда Пророк действительно прорицал будущее. То есть действительно предсказывал его, при этом в присутствии второго из правителей эредар, который постоянно подвергал это умение скепсису. Как и любой нормальный учёный и маг, весьма сомневающийся в такой вещи, как контроль над временем. Но, это клеймо тревоги, пребывавшее ныне на Велене. Нет.
В этот раз что-то серьёзное.

+2

4

Пророк внимательно смотрел на верного друга, сжав свиток с посланием. Кил'джеден слишком хорошо его знал и верил. Пусть и напрасно была такая надежда, но Велен думал, что сопровитель его одернет. А так беспокойство лишь укоренялось в душе жреца. Подойдя ближе и положив помятый пергамент на стол, над которыми вились золотистые переливы голографической информации, Велен избегал смотреть на Кил'джедена, страшась поднимающихся эмоций. Но нельзя было вечно бегать от подобного. Светлый взгляд поддернутой дымкой светло-лиловых глаз устремились к собрату.
- Я не могу сказать точно. Просто предчувствие, что надвигается на нас.. что-то тяжелое. И я не про нас с тобой, - он развернулся к окнам кабинета, поджав губы. - Я про весь наш народ. Остается надеется, что мироздание решило испытать меня, и наши проблемы не уйдут дальше упрямых талбуков, - с улыбкой выдохнул Пророк и развернулся к своему другу.
- Магистр Тал'Киэль ждет нашего ответа. Пригласим его сюда? Или отправимся в Консерваторию сами? Нас уважают в равной степени, брат мой, чтобы ты не думал. Но вместе с гонцом отправили свою весть инструктора. Восхищения, прошение принять подобное открытие, что откроет новые горизонты пред нашим народом. И, - он сделал паузу, глянув на свиток. - Беспокойство. Открытие, что нам хотят представить и вправду окажется грандиозным. Но вот в каком свете для нас с тобой - я не могу сказать точно. А на медитации и подробности нужно время.
Глухо выдохнув, Велен сложил руки за спиной, опустив плечи. В моменты задумчивости молодой эредар накладывал на себя молчаливую и равнодушную тень. Но он не мог позволить себе стать таким, и относиться к окружающей его реальности так же отстранено, как он старался воспринимать видения. У него это отвратительно плохо получалось.

+2

5

Кил'джеден был обеспокоен как поведением, так и словами своего старого друга и соправителя их империи. Конечно, на лице чародея того не было заметно, оно хранило воистину заслуживающую всяческого уважения невозмутимость. Однако мысли неслись со скоростью молний. Велен редко ошибался, когда дело касалось чего-то масштабного. Хотя вернее будет сказать, что он не ошибался вообще на таком уровне - хуже обстояло с личными предсказаниями, где погрешность была велика. Впрочем, Кил'джеден списывал всё это на статическую погрешность, пускай и со скепсисом относился к возможностям предвидения. Но сам факт таких совпадений - просьба Тал'Киэля, новое открытие, беспокойство Пророка - напрягал и заставлял действовать осторожно. С каменным лицом, эредар выслушал своего брата крайне, крайне внимательно, по привычке сложив пальцы домиком. Он уже было открыл рот, собираясь успокаивать Велена, но тот всё сделал за него - и это ещё больше обеспокоило Кил'джедена. Заклинатель с беспокойством наблюдал, как его друг пытается усмирить собственную тревогу, умаляя те неприятные ощущения, что он испытывал. Дело было серьёзным, а потому правитель эредар приказал самому себе быть осторожным и максимально придирчивым. Насмешливый тон и попытки пошутить со стороны Пророка его нисколько не успокоили. Даже наоборот.
- Мы уже обсуждали этот вопрос целую эпоху назад - легче прибыть в Консерваторию самим, заодно проявив уважение и к ученикам, и к инструкторам. Здесь же, в стенах Престола, слишком много хрупкого и ценного. Даже твои эксперименты с магией заканчивались погромом. О своих же я и говорить не хочу,- резонно отметил Кил'джеден, уже поднимаясь на копыта с софы, чтобы избавиться от тоги в пользу более практичных одежд. Скрывшись за причудливой, вылезшей прямо из пола металлической ширмой, эредар быстро переоделся в подходящие к случаю доспехи с широкими, богато изукрашенными наплечными щитками. Дань и показатель статуса его как того, кто в бОльшей мере отвечает за магию и армию, нежели общество. Конечно, и ему доводилось организовывать реформы, но всё больше касающиеся его сфер влияния. В отличии от Велена, взявшего на себя куда более приятные и приземлённые обязанности. Так что, тогда как Пророк расхаживал в робе, его ближайший брат и соратник по власти мелькал в залах Престола, будучи в полном облачении. Не хватало лишь диадемы, но ей Кил'джеден решил пренебречь. Отправляться с помпой в Консерваторию он не собирался, равно как и пользоваться транспортом вроде телепортов или персональных ездовых животных. Нет. В подобные, тревожные моменты лишь одно средство могло исцелить душевный покой обоих правителей. Пешая прогулка..

..Под глухой грохот копыт, Кил'джеден уверенно передвигался в латах через эредарскую толпу, редко бросая взгляды по сторонам. Он был уверен, спокоен в себе и редко останавливался - но если такое случалось, то перекидывался не словом-другим, а вовсю завязывал интересный ему разговор. Конечно, это было грубое нарушение протокола, их самовольная прогулка своим ходом до Консерватория от Престола, да ещё и с минимальным сопровождением - на что Хатуун незамедлительно укажет - но иначе трудно было набраться сил перед очередным испытанием. Основываясь на чувствах Велена, его брат и ближайший друг уже отметил всю важность грядущей встречи с Пробудителями и был крайне внимателен к деталям. Да и все эти разговоры, попеременные отвлечения он затеял исключительно ради Пророка, ради лучшей для него фокусировки. Вдобавок самое обычное общение с народом, за который ты радеешь всей душой, лечит куда лучше всех этих напыщенных медитаций. Так думал Кил'джеден, улыбавшийся от лицезрения всей прелести Мак'ари вблизи - и время от времени замечавший точно такую же улыбку на лице Велена.
- Жаль, что ты не желаешь возиться с военными делами, друг мой. Признаюсь, несколько любопытных проектов верховного механолого Ишкара тебя бы порадовали. Во всяком случае,- чародей позволил себе усмехнуться от воспоминаний о давешнем военном совете защитников Аргуса, закончившемся лёгкой формой банкета,- адмирал Свиракс едва ли не прыгала от счастья. Если всё будет хорошо и по возвращению я получу подтверждение, ты и весь Аргус услышат радостные новости. Впрочем, я как всегда болтаю о работе. Что там на нашем старом, давнем фронте, Велен? Или у вас с Нуури снова холодная война?
Кил'джеден гулко, с лёгким эхом рассмеялся, весело похлопав Пророка по его излишне замысловато украшенным наплечникам. Лицо Велена говорило лучше всяких слов. Его старый друг наконец-то забыл о тревогах, что всколыхнуло в нём послание Пробудителей. Значит, всё было хорошо. Пока что.

+2

6

Молчание сопровождало Кил’джедена, пока тот переоблачался в свои доспехи. Велен понимал, почему его брат одевается именно так, но ему самому было подобное в тягость. Да и ряса на нем и так хорошо сидела.
Пока собрат был занят, эредар прошелся взглядом по его кабинету, такому аскетичному и спокойному. Мысли блуждали, зацепиться было не за что. Раздражание легко клокотало в его груди, но Велен держал себя в руках, пытаясь прогнать навязчивые измышления на тему того, что их будет ждать в Консерватории. Раз на улицах города не слышно криков – значит, все возможно не так плохо. Магические линии так же молчали, как и обычные средства общения. Он нагнетал. Он всегда нагнетает. Невольно Велен посмотрел в сторону ширмы. Кил’жеден верил его словам, доверял ему, а он развел панику возможно на пустом месте. Сжав губы, эредар заставил себя расслабиться. Насильно. Вдох и медленный выдох, вот так, Велен, давай. Улыбка тронула его губы и, сложив руки за спиной, он в спокойствие дождался своего собрата.

Когда было такое последний раз? Он, его названный брат и прогулка. Пусть идти было и не так далеко, а появление на улице Дуумвирата без охраны вызывало целую бурую эмоций у живущих своей жизнью эредаров. И.. Кил’джеден как и всегда оказался прав. Оказавшись вновь среди сограждан Велен потянулся к ним. Всем Светом, всей душей и сердцем. Он смеялся, даже шутил (пусть и не очень удачно), и активно был среди них, а не где-то в своих мысленных застенках. Он боялся самого себя, ведь то, что он видел.. многое его пугало. Хотя в одном его соправитель не углядел – Пророк заставлял себя быть таким, лишь постепенно воспринимая ситуацию естественно. Но глаза, полные света, то и дело поглядывали на шпили Консерватории, что виднелись среди зданий.
Хотя почему не углядел? Его последующий вопрос буквально выбил землю из под копыт у Пророка. Тот нервно усмехнулся, едва не свалившись из-за собственной рясы, поправляя её.
Он знал. Он всё знал. Велен расплылся в улыбке от теплых мыслей. Нуури. Его муза, его сердце, его любовь. Для Велена она была самой любимой, самой дорогой и самой желанной женщиной из всех, что были на Аргусе. Да и из тех, что могли быть где-то еще.
- Нет, она вся в делах, но я собираюсь отвоевать время её аудиенции, - мечтательно, но напористо выразил мысль Пророк. – Я уже заказал кольца у лучших ювелиров Мак’ари. Да что там – у всего Аргуса, - он на глазах бодрел, расправляя крылья своих чувств. Искренне, без остатка.
- И я сделаю ей предложение, - совершенно серьезным тоном и негромким тоном голоса закончил мысль Велен. Он посмотрел на своего друга, внимательно, решительно и твердо. Он так решил. И об отказе Нуури даже не думал. Даже виднеющиеся ворота Консерватории не отбили его мысль и настроя. Сейчас он был там, в будущем. С Нуури.

+2

7

- Надеюсь, что три тысяче четыреста сорок седьмой раз у тебя получился, Велен, искренне надеюсь. Обычный торт трудно держать в заморозке больше тысячи лет - у всего есть предел своих сил,- весьма тронутый некоторой наивностью Пророка, Кил'джеден рискнул ещё раз похлопать его по плечу, а заодно и своеобразно подбодрить. В конце-концов и он и впрямь целые эпохи наблюдал со стороны, как развивались забавные взаимоотношения между несколько наивным Веленом и излишне целеустремлённой Нуури. Они смотрелись весьма шикарно вместе, пускай публика видела их в таком виде лишь несколько раз, да и то это были в основном званые обеды и официальные встречи. К тому же стороны казалось, что это именно Нуури должна была бы быть в Дуумвирате. Властная, решительная, она легко впечатляла своим упорством. Но правители эредар должны обладать чем-то большим, чем подходящая характеристика. Потому Велен и занимал своё место, а их с Кил'джеденом дуэт соратников прекрасно вёл дела цивилизации эредар уже целые эпохи. Оставалось надеяться, что и Нуури, и Пророк найдут собственное счастье - и им не доведётся испытать то, что довелось ему, великому Кил'джедену. Он даже запнулся уже на входе в Консерваторий, вновь вернувшись воспоминаниями к тому отвратительному дню, а потому не сразу заметил громкие шепотки в магической академии.
Впрочем, правитель быстро стряхнул с себя и оцепенение, и отвратительную память о прошлом, слишком давнем прошлом, чтобы о нём кто-либо знал. Сейчас важнее сосредоточиться как на настоящем, так и возможном будущем. В консерватории царило необыкновенное оживление, острому глазу великого заклинателя это было легко заметно. Обычно всё в этом здании было подчинено жёсткому распорядку, когда ни один из учеников не смеет прозябать вне аудиторий либо многочисленных магических мастерских, где они трудятся подмастерьями. Но сейчас на парковых дорожках, огибавших корпуса, было слишком много воспитанников Консерватория. Кил'джедена это определённо обеспокоило - похоже, слухи об открытии Тал'Киэля разнеслись широко. А значит, и тяжелее будет замять его неудачу. Складывалось ощущение, будто великий Пробудитель намеревался показать нечто неоднозначное. Дальновидный, правитель не был доволен такой вольностью главы магического ордена, однако вынужден был играть по чужим правилам. Кил'джеден бросил обеспокоенный взгляд на Велена, быстро уверившись, что его соратник по власти не заметил тонких переплетений интриг по своей некоторой наивности. Нацепив на себя невозмутимость и надев непроницаемую маску спокойствия, Кил'джеден кивал стражникам - и изредка посылал подмигивания достаточно милым студенткам. Но ровно до той поры, как они не оказались в главной части Консерватория, испытательном полигоне, куда их провели стражи академии, весьма и весьма воодушевлённые. Вокруг высились колонны и арки, была масса защитных рун и сдерживающих чар, не давших бы ситуации выйти из-под контроля. Но складывалось ощущение, будто сегодня они были усилены.
- Благочестивый Пророк Велен, великий правитель Кил'джеден,- зычный голос Тал'Киэля, одетого в пурпурные одеяния, раздался с вершины лестницы одной из террас. Глава Пробудителей спускался по ступеням, и ярко горел камень в его короне, венчавшей высокий, правильной формы череп. Судя по улыбке и горящим глазам, как не раз знал эредар, тот вновь совершил некое невероятное открытие.
- Мудрый Тал'Киэль,- в тон магу ответил Кил'джеден, остановившись рядом с ним, равно как и Велен, чьё беспокойство было теперь заметнее, чем обычно. Словно и не было этой лёгкой прогулки,- вновь горите жаждой познаний и желанием представить нам своё новое творение? Что же, мы будем рады увидеть новое достижение Ордена Пробудителей. Начнём?
- Да, несомненно, все мы здесь собрались ради этого,- кивнув в ответ, Тал'Киэль в несколько простых жестов призвал рядом с колоннами несколько десятков своих обычных магических стражей, лучших защитников - помимо самих эредар - цивилизации Аргуса. Многие посмотрели с недоумением на Пробудителя, но только не Кил'джеден. Он терпеливо ждал продолжения, прекрасно зная, что Тал'Киэль не просил бы этой встречи столь рьяно только затем, чтобы провалиться. И впрямь, тот начал произносить новые, незнакомые правителям эредар и никому из магов слова, творя неизвестные жесты. Небо вторило им громом, и разряды изумрудных молний ударили в землю, раскрывая дыры в самом пространстве - абсолютно чёрное ничто в рамке зелёной энергии, откуда вырвались чудовищные создания, явно происходившие из Круговерти Пустоты. Исковерканные, они обладали огромной силой, и быстро уничтожили беспомощных арканных творений авгари, заодно разрушив и опалив большую часть колонн в той части полигона.
Кил'джеден молчал, будучи впечатлённым этой силой, но когда он было открыл рот, чтобы задать несколько беспокоивших его вопросов, произошло неожиданное. Велен сорвался, слова полились из него рекой, да так, что поди весь Аргус их слышал. В недоумении, тщательно скрытом от остальных, эредар смотрел на своего возлюбленного брата.

+2

8

Пророк встретил шутку друга краткой улыбкой, но ничего не ответил. Поддержка Кил'джедена его подстегивала, укрепляя уверенность, и мужчина хотел её сохранить в себе, тем более, что предстояла им та еще нервотрепка. А мысли о Нуури и возможном совместном будущем держали Велена в руках. Лишиться равновесия сейчас, среди подопечных, ему было бы несолидно. Мужчина улыбался, неспешно вышагивая рядом с соправителем, тем более, что их цель была почти настигнута.

Когда копыта Дуумвирата коснулись первых ступеней Консерватория – сразу стало ясно, что на простые решения можно и не рассчитывать. Здесь, в стенах магии и знаний, было столь же волнительно, как и на улицах Мак'ари. Но если столица жила своей жизнью – здесь это было что-то нетипичное. Оглядев внимательно дозорных, что молчаливо несли свой пост, Пророк старался мягко смотреть на студентов, одаривая каждого отцовской улыбкой и вниманием. Все же они – светочи прогресса их мира, будущее народа эредаров. Пусть даже и не все таковыми станут. Выходило у него не особо хорошо, потому он поубавил свои эмоции. Тем более, что испытательный полигон был уже пред ними.
Пророк ни с кем не говорил. Он был необычайно сдержан и задумчив. Но и беспокойства на его лице не было, скорее легкая тень любопытства. Так и приветствие Пробудителя Велен встретил с теми же эмоциями. Он вглядывался внимательно в Тал'Киэля, ища в нем то, что опровергнет, перечеркнет его домыслы, видения и мысли. Он хотел верить, что ничего эредарам не угрожает. Он верил в это. И боялся своей веры. Это беспокойство было не сокрыть от Кил'джедена, но Пророк не был бы правителем, если бы не мог сдержать свои эмоции в стенах, что наполнены светлыми и юными умами жителей Аргуса. Лаконичными кивками он сопровождал краткий диалог между Кил'джеденом и Тал'Киэлем, сложив руки за спиной, сцепив ладони в замок. Он чуть наклонялся вперед в своей походке, выражая свое наблюдение. Пристальное, даже дотошное. Велен что-то искал глазами. И если бы среди всей толпы, что собиралась к полигону была она – он бы потерял свой ум, но был спокойнее в эмоциях относительно Пробудителя. Но желанной фигурки эредарки не было нигде, были горящие глаза, полные интереса, нетерпения, предвкушения.
Началось.
Взмахом руки Магистр призвал своих арканных стражей. Велен никак не сопроводил это, внимательно же вглядываясь в окружающий полигон колонны. Даже во время бурного юношества будущего Дуумвирата такого не было. По-крайней мере, точно не от Велена, но он мог поклясться, что из-за экспериментов Кил'джедена что-то такое применять и могли. Защита полигона могла поразить даже искушенных магов, это чувствовал Пророк нутром. Мысленно мужчина себя одернул. Нельзя было себя накручивать, нужно судить непредвзято, основываясь на данных, и стараясь представлять, как это скажется на будущем не только для него, но и всего мира.
Велен смотрел на Тал'Киэля, а Пробудитель творил свою магию. Незнакомая речь, неизвестные жесты.. Это и вправду выглядело впечатляющим, но Пророк не назывался бы Пророком, если бы судил по тому, что происходит в настоящем, а будущее наступило скоро, с блеском зеленой молнии. Придерживая свою шикарную черную бороду рукой, Велен смотрел на развертывающееся заклинание широко раскрытыми глазами. Ему еще удавалось не показывать своего мнения на эмоциях, но вот то, что произошло дальше… Если кто-то (что было сомнительно, очень) смотрел на него сейчас он бы узрел искренний ужас Велена, что был потрясен существами и магией, которой от них веяло. Свет дрожал. Нет.. в них не было Света. Как искусный маг этой сферы эредар не сомневался в своей правоте. И то, что происходило на его глазах было не просто открытием. Это было ужасающей катастрофой. Картины, что заплясали перед глазами, пугали до дрожи. Нити судеб в хаосе извивались, но никто этого не видел. Кроме него. Ужас и страх переплелись с яростью. Когда существа растерзали арканных стражей и замерли над полигоном повисла настоящая звенящая тишина. Силы, что столкнулись с их миром словно осматривались, как дикий зверь. Велен сжал кулаки. Его брови свелись к переносице, рот исказился в презрении. Гнев схватил его за горло. Пророк сделал глубокий вдох и яростных выдох.
- Ты задумал погубить всех нас?! – гулкий голос Пророка разнеся среди колонн полигона. Он был переполнен праведной яростью. – Эти создания извращены самой сутью, не говоря о том, что они привносят в мир. Я жаждал увидеть нечто, что даст толчок нашему прогрессу, вознесет нас… Нет, я не стану питать тебя надеждами, Тал’Киэль. Когда я увидел твоего курьера – я знал, знал что твое открытие будет тем, что заставит сомневаться Дуумвират в тебе. Иначе бы ты не пытался отвлечь мое внимание. Эти создания, - он взмахнул рукой, указывая на призванных диких демонов. – Они не должны быть здесь. Если ты хотел преподнести их, как слуг нашего общества – ты был наивен. Я не позволю находиться им на Аргусе. Нет, я бы запретил это. Но решаю такие вещи не я, а Дуумвират, - на этих словах вышедший вперед Велен обернулся к Кил’джедену. В его глазах была скорбь, страх и надежда. Он верил в свои ведения, но брату он верил не меньше. Он просил прощения за вспышку гнева, но не мог иначе. В нем клокотал страх за всех эредаров. За каждого. Даже за Тал’Киэля. И тяжёлое решение он возлагал на плечи своего брата.

+2

9

Кил'джеден внимал Пророку, искренне недоумевая от той запальчивости, от той вспышки, которую он сейчас видел. Многие знали Велена как весьма уверенного, но крайне тихого в речах правителя. Он редко повышал голос, равно как и Кил'джеден, однако если от того ждали хоть каких-то криков - всё-таки в военной и магической сферах всегда творится бедлам - то представить себе орущего Велена не мог никто. Даже его ближайший друг и соправитель, сейчас прячущий своё удивление за маской равнодушия. Между тем, он обдумывал и взвешивал всё, что ему довелось увидеть, как со стороны Пророка, так и главного Пробудителя. Потенциал этих существ заинтриговал собой эредара - они могли бы стать надёжным орудием экспансии. Но и они не были идеальны, а значит, покорённые ими миры вместо того, чтобы стать домом их быстро растущей империи обратятся в кошмар и ужас. Цена была слишком высока, но, как крайнее средство против чудовищ Бездны...Кил'джеден не мог избавиться от дрожи при воспоминании об их первом контакте, которому не довелось быть записанным в анналы истории. Его ошибка. Его единственная ошибка.
Эредарский чародей, исполненный горечи, вышел вперёд, под мягкий перезвон своих лат. Он слышал Велена, но теперь, осторожный, изучал творений Круговерти перед собой. Иные прекрасные телом, другие уродливы и кошмарны. Некоторые и вовсе представляли из себя кучи оживлённой земли, окутанной изумрудным пламенем. Сам воздух умирал рядом с этими исчадиями чистого зла. И, волей-неволей, Кил'джеден был согласен с своим дорогим братом и другом. Использование этих тварей может обратиться против эредар. Тем не менее, остальные должны были понять то, чем руководствовался их правитель. Не мнением Пророка, пускай честным, но крайне личным. Но логикой, фактами. А потому Кил'джеден вытянул в руке свою знаменитую булаву, свой магический инструмент, в былые дни наводивший ужас на врагов Аргуса - а ныне ставший достоянием славного прошлого. Повелитель чародеев указывал не на созданий, но землю у их ног. Мёртвую землю.
- То, что ты нам представил, Тал'киэль, грозное оружие, однако эти создания обоюдоострый клинок. Они сокрушили врагов, да, но в процессе убили саму землю. Даже я, искушённый маг, не мощу ощутить больше в ней жизненной силы. А что будет, если мы выпустим этих творений в Аргус или любой иной мир?- Кил'джеден, покачав головой, отвернулся от этих исчадий, обращаясь не столько к Пробудителю и Пророку, сколько к своему народу. Мудрый, дальновидный правитель, обладающий солидным запасом харизмы пояснял эредарам причины, побудившие его поступить именно так - причины, которые нельзя было отвергнуть и признать надуманными. Многие, в чьих глазах во время демонстрации сияло восхищение, теперь задумались и отстранились в ужасе,- я скажу - смерть. Наши дети и дети их детей будут бродить по нашим могилам, пока всё не обратится в прах. Нет, Тал'киэль, Дуумвират сказал своё слово. Мы налагаем вето на исследование этой области призыва.
Слова звучали веско и властно. Кил'джеден, направив свой мрачный взгляд на пару Пробудителей, резким приказом отдал команду. Те подчинились, изгоняя этих существ обратно в Круговерть. Однако правитель эредар не обрадовался этому - сегодня, он чувствовал, случилось нечто непоправимое. Велен не ошибся в своих видениях, а что же до Тал'киэля...он мог скрыть свою ярость от любого, кроме своего непосредственного лидера. Кил'джеден смотрел вслед уходящему Пробудителю вместе с его свитой, заострив своё внимание на одном из помощников-авгари Тал'киэля, с которым он встретился взглядами. Как же его звали? Кажется, Архимонд..

Громкий стук в дверь прервал мысли чародея, кружащиеся вокруг одного из многих секретных проектов ведомства механологов. Он поднял голову, отрываясь от многочисленных панелей и внимательно глядя на раскрывшиеся створки. Удивление промелькнуло на лице Кил'джедена, когда он увидел на пороге того юнца, Архимонда. В такой поздний час в Престоле Дуумвирата были только стражники, большинство учёных и деятелей либо разбрелись, либо спали в многочисленных гостевых покоях. Насколько он знал, и Велен также соизволил наконец лечь на боковую - впервые за целый месяц, минувший с той демонстрации Тал'киэля, хотя его пришлось буквально силой загонять. Прибытие Архимонда было странным событием, и эредар даже встал в его присутствии. Через пару мгновений ближайший пульт полетел в стену с диким грохотом, а ярость исказила благородные черты лица Кил'джедена. Новости, что доставил юный Пробудитель, наполнили естество чародея неизбывным гневом, который требовал немедленного выхода. Он позволил себе лишь небольшую вспышку, прежде чем вновь успокоиться и стать холодным. Благодарно кивнув Архимонду, Кил'джеден стремительно облачился в свои латы - не парадную форму, а полноценный боевой доспех, вновь взяв в руки булаву и пропустив сквозь неё заряд тайной магии совершенно автоматически. Мятеж и планируемый переворот.
Через неполных несколько минут за Пророком спешно отправились тщательно отобранные посланцы. Ещё несколько крайне незаметных эредар были направлены Кил'джеденом лично в Военный Совет, чтобы предупредить Свиракс, Эродия и Ишкара. Их помощь ему снова потребуется - впервые, и, как он надеялся, в последний раз против собственного же народа. Чародей был в ярости, но прекрасно сдерживался, а потому едва они встретились с Веленом в главном зале - Пророка явно вытащили из дрёмы тревожным требованием Кил'джедена о срочной встрече - не сорвался и не рассказал ему всё. Нет. Пророка следовало водить в курс дела постепенно.
- Велен. У нас проблемы, и серьёзные. Я уже распорядился. Говори, Архимонд,- правитель сухо кивнул эредарскому магу. Тот, одетый в весьма замысловатые одежды, смиренно шагнул вперёд.
- Мой наставник, Тал'киэль, не принял отказа Дуумвирата. Все эти дни он сидел взаперти с теми существами, призывая и изгоняя их без цели. Но недавно он вышел из своих покоев и приказал нам готовиться к чуду. Остальные следуют за ним без вопросов, но Тал'киэль жаждет свергнуть Дуумвират и призвал ради этого целую армию этих существ. Они атакуют на рассвете,- стараясь говорить быстро и по существу, юный маг быстро изложил всю ситуацию. Кил'джеден едва удержался от очередной вспышки ярости, возблагодарив многочисленные ментальные тренировки. На Пророка было больно смотреть - новости, похоже, потрясли его до глубины души. Но когда Велен приходил в себя, его ближайший друг и соратник уже разработал всё, что требовалось. Однако им нужна была крепкая вера и надёжная магия Света от Пророка, если они жаждут достигнуть успеха.
Так что, выйдя вперёд, он положил руку на плечо своего друга, стараясь выглядеть не таким потрясённым, как Велен, и стать для него опорой в этот мрачный час.
- Я уже распорядился, военный совет готовит жёсткий ответ. Велен, мы с тобой знаем, как нам не нравится то, что произойдёт. Но если Тал'киэль не согласился с нами раз, не согласится и сейчас, после стольких недель общения с этими чудовищами. Его придётся остановить. Ты со мной?
Как можно уверенней, он постарался улыбнуться, услышав положительный ответ. Привычно хлопнув Пророка по плечу, эредар развернулся к одной из телепортационных платформ, специально им переделанной незадолго до встречи. Требовалось сделать очень многое, а времени было мало. Пешком до личного поместья и по совместительству штаба Пробудителей он добираться не собирался. Шагнув на платформу и поманив за собой Архимонда - юнец мог и пригодится - Кил'джеден, дождавшись Велена, исчез вместе с этими двумя в сиянии переноса, чтобы появиться в некоем просторном зале с множеством панелей и снующими туда-сюда механологами. Одна из стен отсутствовала как вид, представляя из себя сверхпрочный прозрачный материал. Заметив взглядом присутствующую здесь Свиракс, эредарский правитель кивнул ей. Поймав недоуменные взгляды своих спутников, Кил'джеден позволил себе улыбнуться. Пока здание, дрожа, начало изменяться.
- Если мы хотим не допустить кровопролития, нам потребуется неоспоримое преимущество. Конечно, я создавал это нечто на пару с Ишкаром для других нужд и не успел рассказать о нём. Ещё не всё закончено, но в воздух оно сможет подняться,- и, едва эредар закончил говорить, нелепое и угловатое здание воспарило в ночное небо над Крокууном, окраинами цивилизации Аргуса. Здание, оказавшееся на деле небесным судном, первым в своём роде. Небо и звёзды стали куда ближе, а впереди было жестокое противостояние с Пробудителями. Тем не менее, они к нему были готовы, хотя бы отчасти.
- Будем надеяться, что один лишь вид "Арклона" устрашит этих безумцев.

+1


Вы здесь » Варкрафт: Расколотый мир » Страницы прошлого » Первая ошибка из многих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC