Варкрафт: Расколотый мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Admiral Svirax

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

АДМИРАЛ СВИРАКС

Многие тысячи лет, эредар-ман'ари; адмирал Пылающего Легиона, член Военного Совета Анторуса.
ВНЕШНОСТЬ: original, olivia wilde

http://s5.uploads.ru/qCz4o.png


Биография


Ночные города эредаров были воплощением неземной красоты, они сияли в темноте и разрезали шпилями словно приблизившуюся Запредельную Тьму. Глядя куда-то туда, в космос, на мерцание магии и звезд, будущий адмирал чувствовала, что ее судьба - быть среди них.
Оглядываясь назад полыхающим от огня скверны взглядом и складывая за спиной крылья, адмирал Легиона поводит бровью и всматривается со своих кораблей, зависших среди звезд, на страдающий Аргус. И где-то что-то еще отзывается ноющей болью.
Не туда смотрела. Не о том мечтала.
Свиракс застала лучшие времена своей цивилизации - застала и ее падение. Она была рождена среди сияния магии и всегда была созданием в меру любопытным, ее пытливый ум стремился обхватить все, до чего добирался, среда этому способствовала. На ее глазах ее народ достигал все больших высот. Сиятельный Аргус был оплотом науки, прежде всего науки магической - но не стоит считать, что эредары были умниками-ботаниками, которые не умелы сражаться, это взгляд глупый. Свиракс сначала возглавляла морской флот. Она всегда стремилась обезопасить свой народ, готова была положить за него голову, прошла через огонь и воду (в больше степени воду, конечно) - в итоге вошла в состав Военного Совета вместе с генералом Эродием и старшим инженером Ишкаром, первостепенной задачей их веселого сборища вояк, возглавляемого Кил'Джеденом, являлась, собственно, безопасность Аргуса, совет поддерживал мир. Когда сбрендил Тал'киель со своим Орденом безумцев, да, иронично, что когда-то адмирал Пылающего Легиона считала демонов безумием, безопасность была на них, доблестном совете. Каждый из его членов для самой Свиракс был добрым другом и верным товарищем по оружию, но, пожалуй, на фоне своих соратников адмирал всегда выделялась жутким для врага сочетанием неумолимой преданности делу, жесточайшей дисциплины и ужасающей готовности действовать. Ну, и тем, что среди мужиков-вояк была не мужиком, но воякой. Напоминала море, которое бороздила - нахлынет, прильнет волной и оставит  одного в обломках. С ними, советом, было весело, на самом деле. Иногда они даже развлекались. Редко, конечно, но, черт побери, метко. Она участвовала в становлении их нации державой космической. Никогда Запредельная Тьма никогда не была так близко. Никогда эредары не был так готовы защищать свой дом. Именно поэтому воевать с ними было бесполезно. Их нужно было извратить. И Падший Титан с этим справился. Он обещал великий поход, он обещал выжигание скверной всей той погани, которая угрожает Жизни. Велен не купился - и сложись все иначе, адмирал не была бы осквернена. Но Совет состоял из воинов. Из лучших тактиков эредаров. Из лучших стратегов. И все эти гении военного ремесла шли за тем, кому присягнули. Как тому члену Дуумвирата (который после безумства Тал'киэля пусть и расширился до Триумвирата, но клятвы остались клятвами), который отвечал за воинскую деятельность. За Кил'Джеденом. Без задней мысли. Без дрожи и без ропота. Они были, прежде всего, военными, кто-то более дисциплинирован, кто-то менее, но за своим главнокомандующим они готовы были пойти по первому зову. И когда он позвал - они пошли. Приняли проклятье скверны. Приняли нового Повелителя. Приняли новые правила. Теперь внутри и снаружи Свиракс была гармония. Она хотела завоеваний - она их получила.
И точно этим наслаждалась.
Темный Титан по заслугам оценил способности военного совета. Ишкар творил ужасающие машины. Эродий был богом Войны, когда дело касалось битв на земле. Если же раса оказывалась слишком уж крепким орешком и даже после машин инженера и атак генерала сохраняла надежду и скалилась, небо темнело от ужасающих кораблей флота. Свиракс уважает сильных противников. Свиракс уважает сильный характер. Свиракс уважает силу. И поэтому продемонстрирует такую, что вариант с полным подчинением и склонением голов покажется даром Титана - вполне конкретного. Головы склонены, но хотя бы останутся на плечах, верно? Мрачная жатва Темного Титана все шла и шла по Вселенной, перед ним либо преклоняли колено, либо умирали. Так уж было заведено. А потом был Азерот. В его завоевании участвовал Архимонд, к тому времени Совет вновь осел на Аргусе и зачастую вел войска оттуда, только адмирал временами отбывала с флотом по заданиям. Архимонд был глуп - и его ничему не учила жизнь. Флоту нужны координаты точки выхода - их не дали, армии шли прямиком через порталы. Без поддержки с воздуха обычно тяжелее - вот и проиграл. Более того, он проиграл много больше, чем войну - он проиграл физическое воплощение Темного Титана. Военный Совет предпочел действовать жестче, чем вынашивать планы по покорению Азерота - укрепить войско Легиона. Совет вообще всегда довольно прохладно воспринимал Осквернителя и никак не мог взять в толк, почему это он ведет войско. Они привыкли к несколько иному положению вещей. Они видели лидеров более опытных в их ремесле. Искуситель в это время искушал новые кадры и истреблял дренеев, Совет вгрызался все дальше во вселенную. Архимонд снова проиграл, к слову, что не очень удивило. Дурак он и есть дурак - пусть и когда-то бывший героем своей нации. К моменту очередного вторжения на Азерот Легиона адмирал и весь совет базируются на Аргусе и ждут сигнала к действиям, Азабель уже разгоняет порталы, флот уже разгоняет орудия.
Последний рывок где-то рядом.


Характер и малоизвестные факты


- В первую очередь Свиракс - замечательный полководец, способный проявлять власть на всех пяти уровнях, но если к первому, уровню угроз и принуждения, она прибегает крайне редко (но, как завелось, справедливо и метко), то власть харизмы и вознаграждения использует невероятно умело, служить под ее командованием считается чем-то вроде демонстрации признания заслуг и расположения. Вероятно, в то время, когда большинство офицеров Легиона держат своих подчиненных в страхе, убивая за оплошности, адмирал куда справедливее и мудрее - она предпочтет разобраться и лишь потом воздать по заслугам. Вкупе с блестящими навыками оратора это благотворно влияет на войско, повышая заметно боевой дух.
- Свиракс крайне умна, сочетание дьявольской проницательности и энциклопедических знаний заставляет соперников полагать, что эредарка знает все - и скрыться от ее пылающего скверной взгляда невозможно. На деле - она просто великолепный тактик и психолог. И манипулятор, что самое ужасное для врагов. Потому что может подвести к необходимому для себя поведению. К нужным ошибкам. Логическое и аналитическое всеведение адмирала до того велико, что она знает, в какой битве победить не способна. Она не способна признать поражение, слишком гордая, но в состоянии заранее отступить на перегруппировку, не рискуя потерей людей и флота, дождаться момента, когда все факторы будут играть ей на руку - и разнести противника в клочья.
- Способна к анализу большого объема информации, более того, обыкновенно выделяет те мелкие детали, которые по отдельности не представляют совершенно никакой ценности, однако вместе составляли полную картину. Именно за умение видеть таковую в первую очередь ценится Свиракс как стратег. И именно благодаря этому способна составлять действительно сложные кампании, следующие за ее атаками, когда соперники разгадывали первую часть головоломки, адмирал обыкновенно уже переходила ко воплощению второй, что позволяло быть как минимум на шаг впереди соперника.
- Умелая чернокнижница и способный пользователь тайной магии. Из оружия предпочитает одноручное. Амбидекстр.

Когда на адмирала Свиракс впервые смотрят, видят именно адмирала - со строгим взглядом, заведенными за спину руками и копытами на ширине плеч. Источающая уверенность и дисциплину, монолитная и непоколебимая, отдающая приказы об уничтожении ровно и спокойно. Адмирал - это что-то строгое и не столько возвышенное, сколько неприкасаемое. Первым делом стоит отметить, что в дело вникает краснолицая досконально, изучает каждый его аспект - благо, благодаря какой-то дьявольской реакции она умеет принимать решения быстро, при этом они обдуманы, кому, как не ей было идти в полководцы. Раньше выходило хуже, но теперь горячность молодой крови и разъедающую кислоту скверны в голове, что температурой не ниже огня Преисподней, умеет держать в узде эредарка во многом из-за появившихся с опытом еще большей прагматичности и умении концентрировать внимание на деле, а не собственном эмоциональном фоне, который у эредаров и так редко превалирует. Мастер понятия "эмоционального интеллекта" - управляет своими эмоциями, а не управляется ими - и чужим не поддается соответственно, именно поэтому в целом спокойна и непробиваема, ошибки и проблемы - не повод распускать сопли и трястись, любая критическая ситуация — неоценимый опыт. Но вверх нужно брать только правильных, а иных с собой не берут - и тут про таких не напишут. В окружении своем адмирал не допускает предателей. Она регулярно контролирует и проверяет ход выполнения своих поручений, готова помочь каждому. Исполнительная, он ожидает такой же исполнительности и преданности делу от окружающих. Ну, и своей флегматичной уравновешенности. Если речь идет о деле, то не примет во внимание личных симпатий и будет готова действовать максимально жестко. В ней странно гиперболизирована гордость, вернее, будем честны, гордыня. В любой ситуации ориентируется не только на свои собственные желания, чужие чаяния рассматривает в равной степени пристально, как нечто, заслуживающее внимания, они являются неким набором условий, которые нужно учитывать при реализации своих собственных, ого, кажется, это можно обозвать благородством! Не подвержена минутным слабостям, соблазнам и страстям - в этом плане старается себя контролировать. Хотите, чтобы эта жуткая рогатая воительница вам не откусил бочок по шею? Не трогайте ее вещи. И объекты вашей веры, будь то Наару, Элуна, Титаны или Древние Боги, вас упаси - не перекладывайте их. Страдает эредарка от легкой формы ОКР, о чем не спешит болтать, это воспринимается чем-то вроде маленького личного увечья, которое непременно надо спрятать - оно не уродливое, но неприятное в общей картине успешного солдата и любимицы военных побед. Заключается ее компульсия в мании к порядку, но порядку не в привычном понимании "нет пыли, полы чистые", нет, все несколько иначе: у каждой вещи есть свое законное место, выверенное до миллиметра, именно на нем вещь должна находиться, в противном случае следует обсессия - угнетающие мысли о том, что случится что-то плохое. Успокаивает себя счетом. После приступов находится в некой прострации и часто залипает в одну точку, но в мир окружающий возвращается быстро. И страшно не любит, когда посторонние влезают в окружающий порядок. Не понимаете предупреждений? Не внимаете объяснениям? Хуже для вас. Противников Свиракс умеет буквально дожимать, загоняя в угол, в этом проявляется некая ее жестокость. Ей всегда нравилась охота, это течет по крови жидкой ртутью древности, когда далекие предки с криком гнались за добычей, а после впивались в ее сочные бока с голодным остервенением. Главная особенность? Она всегда добивается того, чего хочет. В чем секрет? О, просто дочь войны - реалистка до кончиков рогов, вот и ставит перед собой только посильные задачи. В своем праве желать чего-либо (и желания эти реализовывать) уверена до дрожи, но при этом есть у нее четкая грань между настоящим желанием и пустяком. А еще никогда не показывает слабость - очень стойкая тетенька. Еще умеет заставлять себя делать то, что не хочет. Она готова брать на себя вину ради близких - но только для того, чтобы после самолично наказать, не позволит наказывать своих подчиненных другому командиру - воспринимает это посягательством на свою власть на своем поле, а на чужой корабль со своим рулем не лезут. Умеет бить в спину - но если убивать, то лицом к лицу. Еще один из принципов - смотреть надо собеседнику в глаза. На людях всегда подчеркнуто корректна и вежлива, не позволяет себе панибратства и фамильярности при первой встрече, чтит субординацию и уважает старость, в теории - да и на практике, если общество располагает, - может выглядеть веселой и общительной, раньше, во всяком случае, могла. Легко входит в контакты кратковременные, в выборе людей для своего круга общения куда более избирательна и придирчива. В общем и целом своим поведением вызывает одобрение и доверие - и полностью его оправдывает, потому что до безумия надежна, предать своего не сможет, потому что это свое, а свое должно быть рядом - из чего делаем закономерный вывод, что собственница дичайшая. Терпелива, умеет слушать и слышать все, что ей говорят, никогда не перебивает - и раздражается, когда перебивают ее. Привязываться к чему-то не любит, это отвлекает. Ко всей внешней положительности добавьте умение идти на компромиссы. А еще склонна других по себе измерять - и вот это уже плохо. Очень привязана к своему мировоззрению - и если чужую точку зрения принять не готова, то способна признать ее существование при должной аргументации и доказательной базе - словом, через свой суд. Где-то здесь должен быть баннер с надписью "юриспруденция и справедливость". Друзей и союзников ищет не только и не столько по общим взглядам, сколько по интересу и уверенности в прикрытой спине. Не прощает слепого эгоизма. Страждет развития многостороннего.
В большинстве случаев один на один с собой находится в мрачном расположении духа - растраченная во время общения энергия требует времени на подзарядку. Этакий интроверт, притворяющийся экстравертом. Склонна накапливать негатив внутри, возможность выплеснуть его куда-нибудь (чаще всего это размышления и самолечение психологическое, срываться на людях - на своих людях, язвить в сторону посторонних можно, - себе не позволяет) является для нее настоящим облегчением. Давление слезами и капризами женщину раздражает - и только укрепляет в мысли о собственной правоте. По эредарке больно бьет чужая непунктуальность, она раздражает и заставляет разочаровываться в человеке. Темп жизни самой Свиракс столь же размерен, сколь и сама адмирал. И как-то все.


Хэдканоны


Свиракс - адмирал с заявкой на гениальность и уникальность, они в Совете все такие.
Всегда тянулась к звездам, именно поэтому космические корабли эредаров и обкатывала первой, и заграбастала в свое пользование. До этого тоже любила большие корабли.
Как и все члены совета, считает Архимонда недалеким придурком, которому нельзя было отдавать войско, считает поражение в Первой Войне целиком его виной - и совершенно не почитает прах того, кто спустя десять тысяч лет проиграл бревну. Свиракс в принципе считает, что Азерот слишком упрям - и проще его разнести по камушку, чем мириться с его наглостью.
Манера захвата ею мира - это через шпионов вызнать точки нажима, источники надежды, а после четким орбитальным ударом разнести это на куски, вогнать расу в полное отчаяние - и вынудить безропотно и покорно капитулировать.
Во времена Аргуса Свободного куда более смешливая, во времена Аргуса Порабощенного куда более роковая и кровавая.


Информация об игроке


Предпочитаю играть неспешно. Активный хедканоногенератор. Люблю играть что-то упоротое, увы. Но и вообще за любой кипиш.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


ПРОБНЫЙ ПОСТ

Ло исписан словами - разными, на самом деле. Понимают все только те, что написаны на пальцах - даром, что одинаковые. Ло слабо пожимает плечами - во многом потому что уже свыкся с мыслью, что на руках у хирурга всегда смерть. Что есть говорящая надпись, что нет. У него просто была. Единственная не цыганская. Death.
Вероятно, это и была одна из причин, по которой никто на его операционном столе не умирал. Сначала его менторы смеялись, мол, это все цыганская магия, и пациенты у него быстро встают, и не умирает никто, уж слишком все хорошо. Потом начали принимать как должное. Ло не верит в магию и считает ее несуществующей чушью. Ло не верит в Бога и всякие потусторонние вещи, призраки, магия, гадания, привороты, сглазы и порчи - это все ненаучно, недоказуемо и, что самое главное, нереально. Но временами у него бывает хорошее настроение - а ребята слишком настойчивы. Он достает колоду карт Таро, мрачных, таинственных - и припоминает все то, что Джора ему рассказывала, бренча золотыми браслетами, отсвечивая перстнями и постукивая острыми ногтями цвета засохшей крови по картинкам, как всегда говорила, что moarte, Смерть, его карта-покровитель. Он не суеверен и не верит во всякие глупости, но свои карты никогда не обижает неверием. Это что-то на уровне подсознания.
Пока все сбывалось.
В Дальневосточном хорошо - хотя в родном Европейском было как-то. Ну. Роднее. Вроде как центр, вроде как наука в гору - а все главные исследования у Дальнего Востока. И каждую неделю сообщения или о богоеде, или о новой дряни, которую никто не видел. Без Сакаки как-то совсем противно, но у него своя миссия по глубокому изучению Европы - старик просто хотел в отпуск, это козе понятно. Теперь иногда вместо него лекции про Арагами читает Торао - не очень любит это дело, он, может, и ученый, может, и блестящий ум, но копаться во внутренностях у него выходит лучше, чем объяснять причину своей уверенности в обреченности человечества, его лекции сухи и сугубо предметны, от них разит смертью и близким дыханием арагами. Старик Пэйлор так не считал, но теперь его здесь нет. Его записи расплывчаты и большей частью заблокированы высшим уровнем доступа. Пока Трафальгар просто всматривается в показатели - и считает, что происходит что-то странное. Это предчувствие исключительно интуитивное - ему, правда, проще считать, что дело не в интуиции, а в логике ученого. Если появляется один новый Арагами - это случайность, прихоть их поганой эволюции. Если два - это уже закономерность. Учитывая смертоносность всех без исключения новых типов - закономерность хреновая. И с ней ничего не сделаешь. Он как-то видел, как появляются богозвери. Просто появляются. У них нет репродуктивной системы, у них нет внутренних органов, тупая колония одноклеточных, потрясающе агрессивные и смертельно опасные инфузории туфельки. Приносят тебе окровавленного и едва живого Пожирателя Богов - а ранила его кучка амеб-убийц. Матери-природе осточертели ее поганые блохи-дети, вот она и сделала себе новых. Ведомых не моралью и не высшей нервной деятельностью, а тупым желанием жрать и убивать. Венец, мать ее, эволюции. Кто-то еще удивлялся, что доктор Ло такой мрачный. Ему просто хватало ума думать и делать выводы.
Выводы неутешительные.
Когда он убивал Дофламинго, очередная причина, по которой оставаться в Европейском не просто сложно, не просто осточертело, а скорее окончательно и бесповоротно остопиздело, ему сломало три ребра и едва не переломило позвоночник. Одно ребро еще неправильно срослось и каждый раз напоминало о том, что было - только поэтому его исправлять не хотелось. На нем аккуратной цыганской вязью было выведено Drabarni. Ло всегда демонстративно опускает значение "предсказатель". Говорит только о том, что это значит "врач". Хотя вообще-то "целитель". Хорошее слово, правильное - особенно учитывая, что такой исход он предрекал. Не какой-то драной магией. Просто когда находишь переломанный к чертовой матери браслет, сразу понимаешь, к чему все идет. К заражению крови клетками оракула и превращению в монстра. Одно из значений Смерти в Таро - перерождение, переход из одного состояния в другое. Донкихот переродился. Стал Арагами - даже первое время проявлял чудеса силы воли и набрасывался на тех богозверей, которые нападали на отряды. А потом он окончательно поехал крышняком. Потом он окончательно стал хищным чудовищем. Второе значение карты Смерти - завершение. Ло завершил. Хотя вроде как врач. Вроде как должен вытаскивать. А не вытащил. Из такого не вылезают. В тот раз он чуть не лишился руки - Зевс-Минго, потрясающе розовый и пернатый даже для этого блядского вида, задел его лазером. Неплохо так задел, едва руку не отрезало. Вдоль шрама на левом плече мрачнеет рваное "narky" - неприятный, опасный, рискованный. Какое хорошее слово. Зато в тот день все выжили. И даже добыли ядро самого яркого богоеда за всю практику доктора Ло как ученого, изучающего весь этот поганый вид. Смачный плевок Земли в рожу человечеству - такой, с соплями и внутренними противоречиями, ненавистью и привкусом всех тех ядерных отходов, которыми планета полнилась. Почему-то никаких слов о семье на теле нет. Наверное, потому что они все на фотографиях - выведены вязью родного и почти мертвого языка.
Ло болен. У него витилиго. Под татуировками скрыты белые пятна на загорелой коже. Так было с рождения. Его первое слово - Bangalo, чернеющее вдоль позвоночника. Другие видят - если вообще видят, это перед врачами раздеваются, а не наоборот - в этом слове что-то бенгальское, что-то белесое - действительно, к белым пятнам же относится, с ними и появилось. Только у цыган это значит "дьявольский". Дьявольская лунная болезнь - как в старой сказке о сыне Луны среди цыган. Отвратительные белые пятна, которые хочется скрыть и никому не показывать. Это кажется чем-то слишком личным, какое-то бесконтрольное увечье, с которым и не сделаешь ничего, не исправишь, не уберешь, только скроешь одеждой. Но на шее заметно, потому что носить меховые воротники на операциях нельзя. Врачи видели, что цыганский умница-доктор пятнистый и странный. Умница-доктор просыпается от кошмаров, в которых он всегда видит одну картину. Флеванс, их тихое поселение, был попросту сметен Арагами за ночь, его маленькую сестру разорвали первой, его родители едва успели запрятать его в подвал. За два дня без еды он, и без того тощий мальчик, мог запросто умереть - иногда думает, что лучше бы умер. А наверху все еще чавкающий звук пожираемой плоти, он скачет по полупустому подвалу и въедается в кожу. Ло болен, но в темноте белые пятна не увидишь. Ло болен прошлым - дьявольским, душащим, заставляющим сдавленно кричать. Потому что потом всегда умирает Роси. Потом всегда умирает Доффи. И вообще все. Дьявольское. Это все дьявольское.
Ruv. Волк у цыган. Это слово появилось после первого пожирания, въелось под кожу, вгрызлось озлобленно в предплечье правое, потрясающе сочетается с татуировкой-солнцем, этакое ее продолжение, только она на внешней стороне, а волк жрет вены и пьет кровь на внутренней. Трафальгар одинаково хорошо работает обеими руками, но держит оружие всегда правой. И браслет у него на ней же. Казалось бы, оперировать неудобно - ничего подобного. Волк вгрызается с одинаковой яростью что в плоть врага, что в тело брата или сестры по оружию. Волк предпочитает одиночные миссии - потому что у него задания зачастую разведывательные, он просто выслеживает Арагами и тихо их изучает со стороны. Ди Ватер Ло - вполне себе самостоятельный и состоявшийся Пожиратель, он одинаково хорошо управляет обеими формами своего оружия - мерно покачиваются на ветру розовое и черное перья на рукоятке, последнее напоминание о погибших Донкихотах. Детка Пять - edra, ты взрослая девушка, ты хоть понимаешь, до какой степени глупо звучит такой позывной? - осталась жить. Он всегда зовет ее сестрой именно на цыганском, она еще вечно шутит, мол, почему эдра, почему, ты же знаешь мое имя. Да. Торао знает. Он вообще много чего знает. И ему от этого не легче. Человек человеку волк - конкретный просто растерял стаю, но все еще цепляется за ее остатки. Вроде бы один, а приходит, радует, заботится, почти незаметно и очень тихо - потому что не любит шуметь, это мягким цыганским miro выведено у него языке. Miro значит "тихо". Лучше места и не придумаешь - потому что доктор очень тихий и обыкновенно молчаливый. И всему он ищет причину. Это обыкновенное желание все понимать - то есть обладать достаточной информацией, чтобы предполагать возможные варианты развития событий. И обходить наименее приятные из них.
Tale - непременно с ударением на е и томным придыханием. Все думают, что это английское слово, Ло только коротко и неизменно насмешливо фыркает. На шее, вдоль позвонков, короткое, звучное. Ястреб. Это слово появилось ровно тогда, когда пробудилась сила крови. Кто-то сильнее бьет, кто-то видит далеко, кто-то пугает, кто-то привлекает. А Ло видит. Глаза из грязно-серых резко окрашиваются ястребиным янтарем - и он видит. Все видит. Куда бить. Как бить. Это не предсказание, это рефлекс хищника и удар в слабые места монстра. Он и людей видит насквозь. Ток крови, слабые места, мягкость мышц и тонкие косточки. Иногда на операциях это очень полезно - вкалываешь себе стимулятор и видишь проблему. Обычные врачи так не умеют, поэтому или ворчат, что это опасно, о да, спасать людей опасно, или считают подобную способность очень полезной.
Ло просто пользуется.
Медицинский отсек он исходил вдоль и поперек, хорошо его знает, буквально живет в нем. Картина Ло, тихо подремывающего на сиденье у операционной, является практически неизменной частью местного ландшафта - деревья-капельницы и местная фауна в виде зеленых интернов, опытных врачей и вот таких вот хищников-хирургов. Самый усталый из них Трафальгар - потому что после миссии по убийству монстров у него миссия по вытаскиванию чьей-то жизни с того света. Автомат с газировкой, шоколадом и кофейком - местный оазис, у которого в определенное время собирается вся местная живность в белых халатах. Это не обед, это глоток для выживания. Единственное место, где можно увидеть почти всех - и даже поговорить, хотя чаще они дружно молчат друг с другом. Хирурги так точно. Они не мрачные - кроме Торао, конечно. Они просто эмоционально вымотаны двадцать четыре часа в сутки. Каждый день день - пищащая пульсом гонка за чужую жизнь. Не хуже ему знаком научный уровень, особенно кабинет старика Пэйлора. Перед отъездом он еще хитро улыбался и говорил, что если его теория верна, то нужно будет пораскинуть мозгами. Почему-то новый директор слишком умного ученого видеть особо не хотел - его бородатого ученика тоже, что характерно, а потому мягко намекнул, что теперь ученая деятельность Ло ограничивается тупым преподаванием молодым Пожирателям основ. Робин ничего сделать не могла - вздыхала под тяжелым взглядом, но ничем помочь тут было нельзя. Что такого нужно было скрывать - один черт поймет. За последние год, может, два, кровь заметно обновилась в Дальневосточном, все, кто хоть как-то были замешаны в проекте Эгида, были переведены. Детка предполагала, что это из-за того, что все они являлись потрясающими солдатами - и должны были помочь другим филиалам. Хороший ход, просто отличный, выслать куда подальше из места, где каждый день новая дрянь под дверью скребется. Крок проявлял чудеса в сфере интеллектуальной работы. Стоило томографию мозга провести, может, у этого кретина врожденные аномалии, вот и думает своей бесполезной головой так, что уж лучше бы не занимался таким тяжким трудом. Ему, может, вредно. Ему, может, противопоказано.
Миссии по слежке за Арагами - это тихий договор с Робин. Официально это разведка. Официально он ходит с командой. Официально исполняет в команде роль медика и ничем не выделяется. Официально должна команда принести как минимум четыре ядра. Фактически это исследования. От разведки ученому больше пользы - он делает выводы и в состоянии прогнозировать ближайшие атаки как минимум. Ходить толпой смысла нет - привлекут много внимания. Ядра добываются быстро и уже на обратной дороге, информация с разведки подается непосредственно Робин. Сегодня Кроки взъелся и приказал с кем-то пойти, мол, твоя команда может отдыхать, Ди Ватер Ло, а вот ты - нет, не делай из меня дурака. Да смысл делать из имбецила дурака, это не лечится даже волшебными цыганскими руками, даже до дурака не дотянешь. Поэтому нужно будет выслушать инструктаж и смириться с тем, что будут мешать.
Зоро понятливо кивает и устало прихлебывает холодного пива, Санджи раздраженно выкидывает сигарету из окна - Ло продолжает задумчиво курить и не менее задумчиво потирать бородку. Мессенджер в кармане настойчиво вибрирует - явно намекает на то, что Робин будет беситься, если Торао задержится еще хотя бы на минуту. А у них тут тихий междусобойчик на троих недовольных властью представителей рабочего пожирательского класса. Поэтому разумеется Нико будет беситься и тихо постукивать каблуком по полу, а уважаемый хирург из Ада будет многозначно молчать, оглядывая из распахнутого окна медицинского отсека лежащий где-то внизу город при базе Фенрира. Смотреть на недавно пробитую стену, где суетливо люди восстанавливают укрепления, внюхиваться в запах гари и тел - и, что самое главное, мертвых Арагами. Запах это специфический, особенный, чуять его умеют только пожиратели - потому что улавливают запах в чем-то своих родственников. Слабо поламывает вены - кровь богозверей хочет пира. Все Пожиратели Богов - богоеды. Например, Робин точно захочет сожрать Трафальгара.
Вообще-то обычно он не задерживается, но сегодня напала какая-то странная апатия. Хоть на стену лезь.
В комнату для общих собраний он почти не опаздывает - всего-то минут пять, ну, может десять. Выражение лица слишком откровенно говорит "я устал, дай мне задание поспать - я и на него опоздаю", тихо хрипит "прости" и прячет руки в карманы белого халата. Кажется, в последний раз он спал суток двое назад. Так вышло. Просто так сложилось. Нечаянно. Нечаянно ночное дежурство продолжилось утром, когда привезли едва живого Буйвола. Тащил его Бепо, забавный парень в кигуруми медведя, здоровый и крепкий, отчего кажется, что под кигуруми сидит реальный медведь - но они, кажется, не пережили голода арагами. Пенгвин тихо предлагает после операции Ло пойти поспать, но потом все снова пошло не в ту степь. Так утреннее "я останусь" переросло в "не успеваю на обед", постепенно преобразившееся во второе ночное дежурство, а утром ошарашили указом придурка Крокодайла, потом нужно было посидеть с приятелями - ну, зато Санджи накормил, хоть что-то хорошее. Нико, правда, наверняка знает о расписании не меньше его хозяина, но все равно хмурится. Едва заметно, а не угрожающе-расстреливающе. Хорошее настроение, значит. Ну, тоже неплохо. Хоть кому-то хорошо, правильно? Причину перемен татуированный умник попросту учуял. Наверное, он всех так своих бывших пациентов различает. По запаху. Скользит блеклыми глазами с залегшими тенями по новым надписям, после приподнимает брови и слабо усмехается. Он ничего не имел против Эйса - зато вот против заданий с кем-то имел столько всего, что мог написать целый трактат, защитить по нему докторскую - и дописать еще четыре тома. Вот до такой степени кто-то рядом казался чем-то лишним. Уж лучше бы отправил на Важру с командой из едва-едва пришедших в себя детишек-рекрутов, чем на исследовательскую миссию с кем-то. Сакаки всегда говорил, что просто кое-кто очень ревнует арагами к Пожирателям. Нет, просто кое-кто очень ревнует тишину и исследования. А Портгаса давненько не было видно - то есть вот так вот выдернуть человека во время акклиматизации и отправить гулять? Без медицинских проверок и отдыха? Поэтому вопрос первый не по теме. Но он куда острее и важнее.
- Серьезно? Это распоряжение Кроки?

Отредактировано Admiral Svirax (2017-11-01 00:25:53)

+2

2

http://forumfiles.ru/files/0018/e4/3f/48133.png

Добро пожаловать в Азерот!

Заполните ваше личное звание и запостите его сообщением ниже.

Код:
<div><a href="СсылкаНаАнкету"><font color="#896a49" size="2" face="Underdog" weight="bold"><b>ЛЕТОПИСЬ</b></font></a><br><b>Имя персонажа</b>, возраст, краткая информация о персонаже</div>

0

3

Код:
<div><a href="http://warcraft.rolbb.ru/viewtopic.php?id=97#p2174"><font color="#896a49" size="2" face="Underdog" weight="bold"><b>ЛЕТОПИСЬ</b></font></a><br><b>Свиракс</b>, многие тысячелетия, адмирал Пылающего Легиона, член Военного Совета Анторуса, горячая, как орбитальный удар по твоей планетке</div>

Отредактировано Admiral Svirax (2017-10-24 17:48:09)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC